Литературная страничка

 

Пишу стихи не ради дива,

По состоянию души

Быть может, кто-то моё чтиво

Прочтёт в какой-нибудь глуши.

В моих стихах слова простые,

Плохи они иль хороши.

Они мои, они родные,

Они от сердца, от души.

Это строки из философского стихотворения Евгения Шлыкова «Бесова судьба», написанного в 2009 году. А первые поэтические строи сложились у него в семилетнем возрасте. Способствовала этому удивительная природа посёлка Шихаболовский, что в Оренбуржье, где он родился. Евгений окончил Колтубановский строительный и Куйбышевский дорожно-строительный техникумы, а также хоровое-дирижерское отделение Куйбышевского культпросветучилища.

Е.Ф.Шлыков – автор множества стихотворений, песен о Родине и любимом Похвистневе, с которым связал свою профессиональную (работал начальником участка ООО «Похвистневская дорожная компания») и творческую деятельность. Занимаясь в художественной самодеятельности при Похвистневском Доме культуры вместе с баянистом и композитором Петром Назаровым, худруком Вениамином Мураткиным создавал репертуар для народного ансамбля «Волжские сувениры».

В последние годы активно сотрудничал с преподавателем Детской школы искусств по классу баяна , Заслуженным работником культуры РФ Анатолием Ивановым. Их творческий тандем создал «Марш автодорожников», «Над Кинель-рекой», «Похвистневский вальс», баллады «Посвящение», «Вдовьи слёзы», «Память».

Лучшие из его произведений были опубликованы в коллективном сборнике произведений местных поэтов, прозаиков и композиторов «Сердцу милая земля» (г.Похвистнево, 2001 г.). 

 

 

Он пел о Родине, о крае

«В своих стихах я расскажу…». Теперь не расскажет. Ушел поэт-песенник, ушел навсегда. Смерть безжалостно вырвала из наших рядов Евгения Федоровича Шлыкова. Весть об этом всколыхнула не только тех, кто был рядом с ним, не только творческое содружество, но и обычных жителей города Похвистнево и Похвистневского района. Мы заучивали наизусть его строки: «Как не любить тебя, мой край родной, как не любить заволжские просторы, за этот воздух светло-голубой, леса, поля, луга, седые горы…». Мы пели его «Фонари», внимали признанному гимном города «Похвистневскому вальсу». Он – автор многих стихотворений, песен о Родине, о крае, с которым связала его судьба.

Родился он 15 февраля 1940 года в Оренбуржье, в поселке Шихобаловский. Закончил Колтубановский строительный техникум. Был направлен в целинный сов-
хоз. В 1957 году приехал в Куйбышев, работал плотником на заводе. Его родители переехали в Похвистнево. Евгений Федорович устроился в контору бурения, откуда вскоре ушёл на службу в армию. Позже закончил хоровое-дирижерское отделение областного культ-
просветучилища, затем – Куйбышевский дорожно-стро-
ительный техникум. Работал начальником участка ООО «Похвистневская дорожная компания».

Е.Ф. Шлыков, занимаясь в художественной самодеятельности при Похвистневском районном Доме культуры, вместе с баянистом и композитором Петром Назаровым, худруком Вениамином Мураткиным создавал репертуар для народного ансамбля «Волжские сувениры». Здесь его творческий талант проявился в полной мере. Десятки лет не сходили со сцены песни «Расцветай, наш край!», «Песня молодых хлеборобов»: «Будет хлеб к обеду сладок, будет пышный каравай. Принимай, страна, подарок – наш высокий урожай…». Пели их не только в похвистневском крае, но и на сцене одного из Дворцов культуры столицы, куда увез их Вениамин Мураткин.

Не стало Петра Ефимовича, и тогда жизнь свела Шлыкова с преподавателем Детской школы искусств, Заслуженным работником культуры РФ, баянистом Анатолием Васильевичем Ивановым. Он вспоминает: «Евгений – солист ансамбля. У него был отличный баритон. Он исполнял много патриотических песен, выступал и на областных конкурсах. В 70-х годах я ему аккомпанировал. Однажды он принес стихи «Похвистневский вальс». Я прочитал. В течение недели написал к ним музыку. Настолько они были мелодичны. Вальс сразу полюбился слушателям. Наш творческий тандем затянулся на долгие годы. Судьба подарила мне в лице Шлыкова моего автора. Такой понятной мне была его лирика, будь это «Над Кинель-рекой» или «Марш автодорожников», баллада «Вдовьи слезы» или «Городские улицы». Он знал и чувствовал, как это должно звучать. Мы были родственными душами. Около трех десятков песен написали мы с ним. Его творчество как поэта подталкивало к написанию музыки. Для меня он был и останется творческим родником. Я говорю останется, потому что у меня есть его тетрадь с поэтическими произведениями. Я надеюсь, они прозвучат и их услышат, как услышали люди и «Марш
Победы», который мы с ним подготовили к 70-летию окончания Великой Отечественной войны. Такие слова, которые вырвались из сердца талантливого поэта, не могут оставить равнодушным не только ветерана, но и юнца, не нюхавшего пороха: «За Родину, за дом родной шли в бой отцы и деды…».

Творчество Евгения Шлыкова было по душе и Халиту Шайхулловичу Юсупову, директору ООО «Родина». Шлыковские «Луга» он знал наизусть. Читал их не только в кругу друзей… А однажды предложил: «Надо издать книгу его стихов. Я помогу». И благодаря его спонсорской поддержке мы с Женей вскоре подготовили сборничек «Пою о Родине, о крае» (2010 г.). 56 произведений отобрал Шлыков для него. Отобрал самые лучшие.

Его стихи, песни опубликованы в сборнике «Сердцу милая земля» (2001 г.), во всех трех номерах литературно-художественного альманаха «Родники земли похвистневской». Войдут они и в четвертый номер.

На его стихи «Песня о Родине» написал музыку и Александр Яковлев, работник Подбельского Дворца культуры: «О тебе я, Русь, подберу слова, песней распоюсь про твои дела. Молодая Русь Богом создана, я тобой горжусь, моя Родина…».

Гордимся мы, что жили в одно время с ним, что можем взять в руки сборник его стихов и найти слова откровения, слова признания в любви к матери, к женщине, к родной земле… Жаль, что песня творца «оборвалась на полуслове и стихла, словно умерла, была та песня не допета…».

Г. ГЛАДЫШЕВА.

На снимке — А. Иванов и Е. Шлыков, победители литературно-музыкального конкурса «Сердцу милая земля», посвящённого 85-летию Похвистневского района.

Фото Л. Бурмистровой.

 

 

Береза

У забытого дома с подгнившим карнизом
Береза растет на лугу под окном.
Детвора на березе с наивным капризом
Свои имена вырезает ножом.
И над этой березой с неистовым криком
Снова стая ворон устало кружит,
И рыдая зачем-то в восторге безликом,
На ветви березы присесть норовит.
Птицы сели на ветви, их ранят когтями,
Под весом ворон ветви гнутся в дугу.
Вновь вороны взлетают, взмахнули крылами,
На старом соседнем расселись суку.
Вот затеяли драку, меняясь местами,
Друг друга клюют, ищут старых подруг.
Наконец-то затихли, прижались хвостами,
В испуге глядят под березу, на луг…
Ветер рвет бересту, листья в злобе жестокой.
Не выдержал сук, лопнул вмиг у пяты.
Не поможет никто уж в беде одинокой,
Не сумеет березу сберечь от беды.
А хозяина нет, с ней бы выплакал слёзы,
Он съехал куда-то, гонимый судьбой.
Без хозяина дом тот стоит у березы,
Береза у дома растет сиротой.
Возрождайся Похвистневский край
Возрождайся, славное Поволжье,
Возрождайся, Похвистневский край.
Жить в раздумье долго невозможно,
Жизнью полноценной начинай.
Посмотри, в тебе какая сила,
А вокруг такая благодать,
Урожай земля твоя взрастила,
Что во всем Поволжье не сыскать.
Посмотри на небо голубое,
На закаты матушки – земли.
Догорает солнце золотое.
Как земля без пламенной любви.
Возрождайся, славное Поволжье,
Расцветай, наш Похвистневский край.
Без тебя прожить нам невозможно,
На земле создать душевный рай.

 

Недопетая песня

Затихли в парке карусели,
Спадала летняя жара,
Негромко скрипнули качели
И стало тихо до утра.
Пуста была в ночи аллея,
Грустили клены в тишине.
Один поэт, не сожалея,
Сидел в раздумье на скамье.
Погасли звезды в поднебесье,
Поблекла старая луна,
И в тишину ворвалась песня,
Как не обуздана волна.
Широкой поступью шагала,
И набирала высоту,
То верх брала, то замирала,
И было слышно за версту.
Но этой песне стало тесно,
В безмолвном парке, в тишине,
Распелась хором повсеместно
По всей заволжской стороне.
Летала песня над полями,
Взмывала птицей в небеса,
Осталась там, под небесами,
Творить земные чудеса.
Но там, в заоблачной неволе,
Вторую жизнь не обрела.
Оборвалась на полуслове,
И стихла, будто умерла.
Была та песня не воспета,
Недолго шла о ней молва,
Остались лишь в душе поэта
От песни той одни слова.
Как не любить тебя
Как не любить тебя, мой край родной,
Как не любить заволжские просторы,
И этот воздух светло-голубой,
Твои поля, луга и эти горы.
Как не любить зимой, в тиши ночной,
Мерцающие звезды небосвода,
И реки, возбужденные весной,
В веселых хороводах ледохода.

Как не любить тебя, земля моя,
За суть твою, за нивы золотые,
За недра, что хранишь ты, не тая,
И даришь людям клады нефтяные.
Как не любить тебя, мой дом родной
От сроков покосившими углами,
Калиновские улицы весной,
Цветущие вишневыми садами.

Играй, гармонь, мне душу канитель,
Ты по судьбе моей не плачь, жалейка.
Пока течет река Большой Кинель,
И у реки стоит гора Копейка.

 

Ты, Россия моя

Я иду по земле,
Я лечу в небесах,
Я плыву по воде
На бегущих волнах.
Я тебя, край родной,
Обнимаю любя,
Край березовый мой –
Ты, Россия моя.

На равнинах твоих
Зеленеют луга.
На вершинах крутых
Голубые снега.
Сколько трудных дорог
Прошагал в жизни я.
Край надежд и тревог,
Ты, Россия моя.

Путеводной звездой
Освещала мой путь,
Разделяла со мной
Радость жизни и грусть.
Ключевою водой
Ты поила меня,
Край приветливый мой
Ты, Россия моя.

Никому не понять
Нашу радость с тобой,
Никому не отнять
Наш душевный покой.
Не расстанусь с тобой –
Повторяю любя,
Край единственный мой –
Ты, Россия моя.
Я верю в Россию

Над Россию ночи синие,
Вышит звездами небосвод.
Грозы вешние, стужи зимние,
Исторический поворот.
Ты свободная, обновленная,
Дорогая матушка – Русь,
Переменами окрыленная.
Я по праву тобою горжусь.
Ты расправила крылья, Родина,
В двадцать первый стартовый век.
Что не сделано, что не пройдено,
Завершит простой человек.
Сыновьям своим твердо верила –
Из руин поднимали Русь,
Ты судьбу свою нам доверила,
Я по праву тобой горжусь.
Если вдруг беда, то на всех одна,
Над Россиею дни тревог.
Чтобы ты жила, у нас цель одна –
Не пустить беду на порог.
Мы от недугов, от врагов твоих
Защитим тебя с честью, Русь.
Только помни ты сыновей своих.
Я по праву тобою горжусь.
О России так много сказано,
Я свою ей песню спою.
Будут будни и будут праздники,
Верю я в Россию мою.
Как цветок в лучах к свету тянется
Возрождается наша Русь,
Ты в судьбе моей, Русь, останешься
Я по праву тобой горжусь.

 

Во имя жизни

Возрождайся, славное Поволжье,
Возрождайся, Похвистневский край.
Жить в раздумье долго невозможно,
Полноценно жить ты начинай.
Посмотри – в тебе какая сила,
А вокруг – такая благодать.
Урожай земля твоя растила,
Что во всем Поволжье не сыскать.
Посмотри на небо голубое,
На просторы матушки Земли,
Догорает солнце золотое,
Как земля без пламенной любви.
На душе спокойно и тревожно.
Светлый день с Родиной встречай.
Возрождайся, славное Поволжье,
Возрождайся, Похвистневский край.
Русские просторы

Я иду стежкой, стежка не кончается,
И ведет меня в просторные поля.
Здесь в моем сердце песни зарождаются,
Здесь моя родная, русская земля.
Здесь мои степи, нивы колосистые,
На подбор стоят могучие леса.
В голубом небе – зори золотистые,
И звенят повсюду птичьи голоса.
Не найти краше, чем края родимые,
Русские просторы, уголки любви.
Русские степи, вы неповторимые,
В радости и в горе – спутники мои.
На краю поля стежка обрывается,
Привела меня в раздольные края.
Здесь моей стежкой степи не кончаются,
Русские просторы, русская земля. 

 

Помогите поэту

Помогите больному поэту
Дописать строчки новых стихов.
Тороплюсь я, не то до рассвета
Остается немного часов.
Пишу быстро, пока есть во мне силы.
Помогает и страх дописать.
Помогите же мне, Боже всесильный,
Я боюсь в эту ночь опоздать.
Так устал этой ночью я что-то,
Яркий свет ослепляет глаза.
На хрусталиках капельки пота,
По щеке покатилась слеза…
Степь 

Степь широка, дальняя дорога,
Ветер дует в спину седока.
Не гони коня, одерни немного,
Так пройдешь свой путь наверняка.
Конь мой мчится, цокает копытами,
Мчит меня он в дальние края.
Степь лежит просторами открытыми
Вся как есть, российская земля.

 

Балалайка

Над селом, в тишине,
Небо звезды зажигает.
На селе, в тишине,
Балалайка заиграет.
Нарушая покой,
Вдоль по улице пройдется.
И былой стариной
В русском сердце отзовётся.

     Припев: Балалайка, заиграйка,
                   Очаруй нас пением.
                   Балалайка, поиграйка,
                   Закружи веселием.

С давних пор на Руси
Балалайка стала в моде.
С ней веселье в пути,
На игрищах, в хороводе.
Пальцы тронут струну
Звуки сами в душу льются.
В тот же миг на луну
Плясуны на круг сойдутся.

      Припев: Балалайка, заиграйка,
                   Очаруй нас пением.
                   Балалайка, поиграйка,
                   Закружи веселием.

А теперь все твердят,
Балалайка, моя, не в моде.
Ну и пусть говорят,
Но она живет в народе.
А в хороших руках,
Я скажу вам без утайки,
Не померкнет в веках
Слава Русской балалайки.

         Припев: Балалайка, заиграйка,
                       Очаруй нас пением.
                       Балалайка поиграйка,
                       Закружи веселием.
                                 Натали                       

Ты  вошла в мою жизнь, как в судьбу приведение.
Не могу я тебя, не могу позабыть.
Ты, как песня в душе, ты моё вдохновение,
Я тебя буду вечно и страстно любить.

     Припев: Наташа, Наталья!
                    Моя ты, Натали.
                    Мое ты дыханье,
                    Ты свет моей любви.
                    Наташа, Наталья!
                    Ты только позови,
                    Приду на свиданье,
                    Ты только позвони.

Пусть моя голова сединой обожённая.
Вереницы морщин пролегли на лице.
Ну, а сердце любовью твоей окрылённое
И за это, родная, спасибо тебе.

              Припев: Наташа, Наталья!
                    Моя ты, Натали.
                    Мое ты дыханье
                    Ты свет моей любви.
                    Наташа, Наталья!
                    Ты только позови,
                    Приду на свиданье,
                    Ты только позвони.

Не осудят нас боги за все прегрешения.
Не пугает молва злых недобрых людей.
Мы найдем в этой жизни своё утешение,
Сохраняя друг друга  любовью своей.

   Припев: Наташа, Наталья!
                    Моя ты, Натали.
                    Мое ты дыханье
                    Ты свет моей любви.
                    Наташа, Наталья!
                    Ты только позови,
                    Приду на свиданье,
                           Ты только позвони.       
                                                                                1995г.

 

 

 


Пуковская Нина Фёдоровна  родилась в Воронежской области в 1946 году. Стихи начала писать с 8 лет, и их сразу стали печатать в районной газете. Нина Фёдоровна получила хорошее образование: педучилище, музучилище и университет, факультет германистики. В пятом классе,  с началом изучения немецкого языка, освоила стихотворный перевод.  Трудовую деятельность начала в качестве учителя начальных классов,  затем работала учителем музыки, а после окончания вечернего отделения университета перешла на преподавание немецкого языка. В настоящее время на пенсии, занимается творчеством: пишет стихи, переводы; печатается в местной прессе. Вдова, имееет 3 семейных детей, 7 внуков и 2 правнуков.

 

 

 

 

 

 

 

SÄMANN

Wer lebenslang nichts sät, der braucht gar nichts zu sammeln,
verschwindet spurlos, bricht sein Glück in dieser Welt.
Woher erfährt er denn den wunderschönen Samen,
der allem Anfang gibt? Oh weises Lebensfeld…
Wer nur für sich was sät, bekommt ein  bißchen  Ernte.
Ihm hilft gar niemand hier. Der Mensch ist schwach allein.
Ist freiwillig er fremd, fern den Hauptlebenswerten,
so macht er sich von selbst sehr kurzsichtig und klein.
Wer sich dafür entschied, den anderen, den Leuten
Die Seelenwärme  ganz zu schenken, wird so reich.
Das Gute wächst sehr schnell, begeistert neue Leuchte:
Die Kettenreaktion, der frohen Freundschaft Reich…
SÄMANN
СЕЯТЕЛЬ

Кто сеять не хотел, тот век без жатвы будет,
Исчезнет без следа, упустит счастья миг.
Откуда знать ему, где это семя чуда,
Начало всех начал? О жизненный родник…
Кто сеял для себя, тот и пожнет немного.
Нет помощи ему. А одинокий – слаб.
Он всем всегда чужой, и далека дорога,
Он мал и близорук, и сам в том виноват.
Кто для себя решил, что всем другим, всем людям
Подарит жар души, тот будет и богат.
Добро растете для всех, светильники разбудит,
И за ростком росток взрастает дружбы сад…

 

DICHTERISCHES   IKEBANA

Gedichtbücher sehe ich durch und empfinde,
daß  Sammlungen größer als Verse oft sind,
da das Ikebana  im Sommer, im Winter
die Kunst und das Leben  durchdringt wie der Wind.

Die  rhythmische Welle bewegt den Gedanken
Sind schleift ihn mit Reimriffen  prunkvoll  dabei.
Dem  Meerikebana,  dem Ozean, dankend
Und tanzend, schminkt Masken die Grundidee ab.

Sind   Verhöhepunkte  stets gleich, ohne Spanne?
Gestalten Gedichtfarben ein reges Bild?
Geheimharmonie wird nur vom Ikebana
berückend  geschaffen, das lächelt und spielt.

Die Wunderwortsuche ist tief selbstvergessen
und prägt alle Seelenbewegungen um.
Warum ist die zärtlichste Quelle am besten?
Begehre ich das Ikebana? Warum?

O Versuniversum! O glückliche Traumwelt!
O Abglänze, Nachlänge!.. In eurer Welt
Muß  ich meinem Versikebana vertrauen.  
… Gedichte! Seid einig, gefühlstief, gewählt!
DICHTERISCHES   IKEBANA
ИКЕБАНА   ПОЭТА

Над книгой поэта твержу постоянно,
Что выставки любят сильней, чем стихи.
Зимою и летом нужна икебана,
Искусство и жизнь – словно ветры стихий.

А волны ритмичны – ход мыслей воспрянет,
И шлейфом рифмованно – роскошь утех,
В морях, океанах – своя икебана,
И главные мысли – без масок для всех.

Тут высший восторг – без помех, постоянно,
И краски стихов – свой портрет создают,
Гармония тайны в одной икебане,
Улыбкой играя, блистает мой труд.

И поиски слов – это самозабвенно,
Движенье души – изменяет нас всех,
Тот нежный родник – почему он бесценен?
И мне икебана зачем? Для утех?

О космос стиха! О мечты мирозданья!
О блеск отраженья! Продленье молвы!
Могу ль доверять я стихов икебане?
… Стихи! Будьте чувственны, избранны вы!

 

MEIN   GEISTESBRUDER

Wie kann ich ihn sofort beschreiben?
Die Welthast ist ihm fast egal.
Er lebt im Himmel ohne Schranken
wie eine feie Nachtigall.

Dort  gibt`s  für Seelen ewig Sommer
und für Gedanken keinen Damm.
Sein Schicksal braucht nur Zeit, die Sonne
Und frische Luft… Und – Gott sei dank!
MEIN   GEISTESBRUDER

МОЙ   БРАТ   ПО   ДУХУ
Как описать такую личность?
Его не тронет мир вещей.
Парит он в небе безграничном,
Как голосистый соловей.

Там лето вечное в зените,
И без плотин – мечты поток.
Нужны лишь время, солнца нити
И свежий воздух… СлавенБог!

 

* * *

Die Zeit ist nichts für mich, die Ewigkeit ist alles.
Ich glaube, der Weltgeist ist über der Welthast.
Verzeihung, ich bin dort – nicht hier, ich bin in Eile,
ich komme hierher als ein ungeplanter Gast.

Mag kommen, was da will! Ich kann doch nichts verändern.
Ich fühle meine Pflicht, die eigene Mission.
Mein Bestes will ich tun, um alles zu vererben.
Die Hoffnung ist für mich die letzte Emotion.
* * *

Die Zeit ist nichts für mich, die Ewigkeit ist alles.
Что время? Ничего, а вечность – это важно.
Я верю – дух небес важнее бытия.
Простите, я не здесь, спешу, простора жажду,
И как нежданный гость сюда явился я.

С желанием пришел! Я перемен желаю.
Я чувствую свой долг, здесь миссия моя.
Все лучшее моё в наследство оставляю.
И в час последний всем дарю надежду я.

 

SCHICKSAL

Wozu bin ich? Was muß ich machen?
Was schenke ich der lieben Welt?
Die ist für mich so gut und magisch,
obwohl die Zeit oft  widerweht.

Ein Widerwind kann Auftrieb schaffen…
Der Himmel will lebendig sein.
Die Sonne herrscht mit ihrem Scharfsinn.
Von Ahnen hört man den Gesang…
СУДЬБА

Зачем живу? Что должен делать?
Чем одарю любимый мир?
Он для меня – волшебник добрый,
Хоть время – встречный шлет зефир.

Мне встречный ветер дарит силу,
А купол неба жизни полн.
И солнца луч проникнет всюду,
От предков слышен песен звон.

 

Auf der Erde nun wohnend, lebe ich stets im Himmel.
Mein historischer Name war vielleicht Himmelsohn.
Ich kann nicht langsam gehen, und ich fliege schnell immer
Mit verehrendem Denken, Wer lebt noch ebenso?

Darf ich im höchsten Himmel ewig fliegen wie schwimmen?
Meine Welt ist mit Zahlen sowie Wörtern besternt.
Liebe Ziffern und Formeln schenken mir eine Schwinge,
während – richtig – die zweite aus Gedichten  besteht.

Meine lebenden Sterne! Liebe euch selbstvergessen!
Etwas Neues gelang mir und bekam neuen Sinn…
Sprecht vielsprachig, o Verse! Darf icheuch mal verbessern?
Glaubt: In den Wissenschaften  gibt´s  noch mehr Poesie…
Auf der Erde  nun  wohnend, lebe ich stets im Himmel

На земле проживая, и в небе я часто витаю,
И привычное имя – «Сын неба» - гласит.
Не хожу потихоньку, но я очень быстро летаю,
Мои мысли тревожны. Кто сумеет так жить?

Можно ль мне в небесах так парить, будто плавать?
 И слова мои – звезды – составляют мой мир.
Эти цифры и формы подарили мне право
 Из стихов составлять два крыла – балансир.

Мои звезды – живые! Ваш я  - самозабвенно!
Все, что мне удается, обретет новый смысл.
Вы, стихи,  - полиглоты, и вы – совершенны!
Верьте: даже в науках есть поэзии мысль.

 

Петух и Соловьи

Басня
              В соловьиную рощу пробрался Петух
              И, заслышав волшебное пенье,
              Он решил: постепенно
              Заменю Соловьёв на любимых подруг.
              Вот Хохлатки явились, кудахчут вокруг,
              Засорили помётом родные берёзы;
              Звери - в слёзы,
              только слушать других Петуху недосуг.
              Роща мигом курятником стала;
              Соловьи разлетелись - кто скажет - куда?
              Не вернутся сюда:
              Там, где правит Петух, - места им не осталось!
              Улетели Дрозды, и не свищут Синицы,
              Даже голос Кукушки куда-то пропал...
              Ты доволен, бахвал,
              Тем, что в роще творится?!
              А Петух заседанья проводит
              И талантом своим похвалиться бы рад,
              Толко - где результат?
              Речи нынче не в моде!
              И мораль этой басни понять очень просто:
              Как прогнать Петуха из красавицы-рощи?
Гербовая старая бумага,
Старым сургучом печать блестит…
Копию мы сняли, но ни шагу
Без нотариуса дальше не ступить.
Вот сейчас к нему пройдемся в гости
В тихий, скромный, строгий кабинет:
Вот где глаз-алмаз и вот где точность,
Где до точки расхождений нет.
Эта специальность не воспета, -
Вот несправедливость, так сказать!
Ведь нотариус так нужен всей планете,
Без него подлог не распознать
Наш юрист всегда хранит серьёзность,
Строгость деловую без затей….
Будь же счастлив, труженик наш скромный,
И гордись работою своей!
Раздумья

Дети спят. Струится ночь,
Книга валится из рук….
Как же мне тебе помочь,
Как мне в твой пробиться круг?
Рассудила я не вдруг,
С кем связала жизнь свою:
Полицейский – муж и друг,
Тыл и фронт – меж них стою.
Ты вчера пришёл домой, -
Был счастливым, но избит…
А сегодня – кто с тобой –
Наркоман, алкаш, бандит?!
От расспросов – воздержусь,
Ведь не скажешь ничего…
Прочь тревоги, страх и грусть, -
Поддержу во всём его!
Вкусный ужин, тёплый дом,
Слово доброе, уют, -
Вот что нужно день за днём,
Что любовью создают!
Мой любимый, будь же твёрд!
Чем помочь тебе, скажи!
Всей душой ты выбрал фронт,
Тыл – моя судьба и жизнь!

 

 

 


Аношкин Георгий Александрович

Член Самарской организации Союза профессиональных литераторов РФ. Он родился 2 мая 1959 года в посёлке Серафимовский Туймазинского района Башкирской АССР. Окончил среднюю школу № 22 города Ульяновск, а также заочную физико-математическую школу МФТИ. Имеет музыкальное образование. Георгий Аношкин закончил Ленинградский политехнический институт, по специальности инженер — радиофизик. Военную службу проходил в Московском округе ПВО в звании лейтенанта. 12 лет работал в научных учреждениях Ленинграда (с 1984 по 1996 год). В июле 1997 года рукоположен в сан священника в кафедральном соборе Ульяновска Преосвященным Проклом, епископом Симбирским и Мелекесским. С 2000 года служит в Михайло-Архангельском храме села Красные Ключи Похвистневского района Самарской области. В 2003 году окончил пастырское отделение Самарской Духовной семинарии. В 2008 году рукоположен в сан протоиерея. Георгий Александрович, став священником, начал публиковать материалы религиозно-просветительского содержания в газетах «Барышские вести», «Похвистневский вестник», «Волжская заря», в журнале Московской Патриархии.В настоящее время основное направление литературной работы — редактирование книг и материалов религиозного содержания разных авторов в периодической печати.    

 

 

 

 

 

 

 

БОГОМУДРАЯ, РАВНОАПОСТОЛЬНАЯ.

Неверующий муж освящается женою верующею.

                                                 1 Кор 7,14

         Идеал женской духовной красоты, с его глубоким благочестием и благонравием, проник  на Русь вместе с православной верой, у самих истоков которой стоит женщина — святая равноапостольная великая княгиня Ольга, первая русская душа, столь торжественно и громко совершившая исповедание Христа. Она первая всенародно и торжественно внесла на Русь бесценное сокровище веры.

         Древнейшая из летописей — “Повесть временных лет” описывает женитьбу Киевского князя Игоря: “И привели ему жену из Пскова именем Ольга”. Житие святой Ольги уточняет, что молодой князь охотился “в области Псковской” и, желая перебраться через реку Великую, увидел “некоего плывущего в лодке” и подозвал его к берегу. Отплыв от берега, князь обнаружил, что его везет девушка удивительной красоты. Позже, когда князю пришло время выбирать невесту, он вспомнил “дивную в девицах” Ольгу и послал за ней — за красоту, ум  и целомудрие избрана была она супругой будущего великого князя.

         После смерти своего мужа Ольга как правительница деятельно занялась благоустройством Киевской Руси. Она объезжала все области и везде оставляла следы мудрой заботливости своей, вводила в управление порядок и правосудие. Ко времени Ольги относится установление первых государственных границ. Со всем этим она соединяла воздержанную и целомудренную жизнь, не хотела вторично выходить замуж, но пребывала в чистом вдовстве. Великая княгиня приобрела любовь народа и славу мудрой правительницы.

         В преклонных летах душа Ольги  почувствовала жажду истины. С той же решительностью, какая отличала все ее дела, в 957 г. она отправилась в столицу Византийской империи, в Царьград и приняла там святое крещение с именем Елена. Крестивший ее патриарх пророчески предсказал: “Возлюбив свет и отвергнув тьму, благословенна ты между женами русскими. Благословлять тебя будут сыны русские до последнего рода”. В Киев Ольга вернулась с иконами, богослужебными книгами — началось ее нелегкое апостольское служение. Она строила храмы, среди языческого окружения сеяла семена правой веры в Единого Бога-Троицу.

         Христианское имя святой Ольги — Елена (в переводе с древнегреческого “Факел”) стало выражением горения ее духа. Она приняла духовный огонь, который не угас во всей тысячелетней истории христианской России.

 

ДЕЛА ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ.

Кто имеет уши слышать, да слышит!

                                                                          Лк 14,35

 

         Неисчерпаема духовная сокровищница святой Матери-Церкви. Приходи и черпай из нее всякий, никому не будет отказа. За простыми словами короткой притчи бесхитростное сердце читающего распознает Правду Божию и восприимет ее.

         Некоторый инок, сидя в келии, услышал голос свыше: “Прииди, я покажу тебе дела человеческие”. Инок вышел, и явившийся Ангел указал ему человека, который нарубил дров и, связав их, пытался поднять на плечи, но был не в силах. Вместо того, чтобы убавить дров, он нарубил их еще больше и, увеличив ношу, опять стал поднимать, и опять не мог — и это повторял многократно. Прошедши некоторый путь, опять Ангел указал ему на другого человека, который стоя у колодца, черпал воду и лил ее в дырявую кадушку, из которой вода опять бежала в колодец. Удивляясь этому, инок пошел дальше; вдруг увидел он церковь, и какие-то два человека, держа бревно поперек дверей, силились внести его в церковь; но сколько ни старались, труд их был напрасен, так как бревно было гораздо длиннее, нежели ширина двери, а повернуть его вдоль дверей они не хотели.

         Толкование притчи. Рубящий дрова — человек, живущий в грехах, который вместо покаяния, беспрестанно умножает их. Черпающий воду есть тот, кто хотя и много делает добра, но не оставляет грехов своих, и потому не будет иметь чести с избранниками Божиими. А два человека, несущие бревно, суть те, которые добродетельны, но горды.

                                                  подготовил священник Георгий АНОШКИН

                                                                                              с. Красные Ключи

 

 

ДУША – ЭТО ТО, ЧТО БОЛИТ…

… болит у человека, когда все его тело здорово. Такое неожиданное и убедительное определение души повстречалось недавно в литературе. Когда мы говорим о религии и вере, то главный разговор – как раз о душе человека.

За кого болит наша душа? За себя, за близких.

Отчего же она болит? От зла, которое нас окружает. Но более всего от несовершенства собственного. Совершил плохой поступок – душа заболела.

У всех ли болит душа? У всех, без исключения. К сожалению, не все ищут и находят правильный выход из этой боли.

Окружающий нас мир, даже и одного человека, мы изменить не можем, они нам неподвластны. А вот себя… Себя изменить мы обязаны!

Читая жития святых, мы открываем для себя удивительный мир восхождения человека к душевной чистоте, к свободе от греховных привычек и страстей, к нравственному совершенству. По достижении их в человеке водворяются столь желанные для каждого мир и любовь.

Яркий пример тому – житие святого праведного Петра Чагринского (1856 — 1925), благочестивого самарского крестьянина. В молодости он потянулся к верующим односельчанам и стал ходить на беседы, которые проводились по воскресеньям после церковной службы. Беседы были очень интересные и часто затягивались допоздна. На них читали Священное Писание, говорили как правильно, по-Божьи, жить, разбирали «на чем грех родится и как его победить». Вернувшись домой, Петр старался применить услышанное в своей жизни. Имея тихий и смиренный характер, он был тверд в выполнении правил христианской жизни. Последние 14 лет своей жизни (а это были трудные годы первой мировой войны, октябрьской революции, гражданской войны и последовавшими за ними разрухи и голода) он руководил христианской общиной, нес трудный подвиг старчества. Много помогал людям материально и духовно, исцелял болезни и даже, что бывает крайне редко, изгонял бесов из одержимых людей. 24 июня 2000 года в Михаило-Архангельской церкви с Красные Ключи при большом стечении духовенства и верующих состоялось прославление старца Петра в лике святых. Многие из нас стали участниками этого важного волнующего и редкого события. Ежегодно в этот день празднуется память нашего святого земляка, в храме совершается торжественное богослужение, а у его святых мощей служится молебен о здравии. Более полутора тысячи чудес по молитвам к святому хранит наша церковная летопись.

                                                                         Священник Георгий Аношкин

 

 

 

ЗА  ДРУГИ  СВОЯ.

                                                 Больше сия любве никтоже имать, да

                                                 кто душу свою положит за други своя.

                                                                                   Иоан. 15,13

         “Дорогие братья и сестры!…” Такими словами традиционно начинает Церковь свои послания, обращения и проповеди. Этими же словами начал свое вошедшее в историю обращение к советскому народу Иосиф Виссарионович Сталин, прозвучавшее по радио 3 июля 1941 года. Страшная война вошла в каждый дом, вторглась в жизнь каждого человека. И, как всегда в годину трудных испытаний, Церковь взяла на себя часть тяжелой народной ноши.

         В первый же день войны митрополит Сергий, Патриарший Местоблюститель, написал и разослал по всем приходам послание к “Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви”. Обращаясь к патриотическим чувствам верующих, он призвал их к  исполнению  священного долга перед Родиной. 26 июня он же в кафедральном соборе Москвы произнес речь, благословил православных, отслужил молебен “о даровании победы русскому оружию”. Горячий отклик в сердцах верующих находили ежедневные молитвы и проповеди.

         Блокадный Ленинград. Митрополиту Алексию предлагают эвакуироваться, но он остается в осажденном городе, чтобы разделить ужасные дни со cвоей паствой. Несмотря на голод и бомбежки, обессиленные люди с опухшими лицами, едва держась на ногах, ежедневно наполняли храм, где служил их любимый архипастырь. Певчие пели в пальто и валенках. Но служба шла без сокращений и поспешности. Даже в будние дни подавались горы записок о здравии и о упокоении. Священники выходили на дежурство как рядовые бойцы МПВО.

         Дорога жизни. Многовековые записи наблюдений за Ладожским озером валаамских монахов позволили гидрографу Е. Чурову сделать прогноз поведения ладожского льда.

         В знаменитом Казанском соборе, под ним, был устроен детский сад. По словам очевидцев, даже бомбежки не так страшны были, как вид этих крохотных “старичков” и “старушек”, сидевших неподвижно на стульчиках.

         Непоколебимая стойкость и активизация патриотического движения церковных общин осажденного города приводили захватчиков в неистовую ярость. В Пасхальную ночь 1942 г. они осуществили жестокую бомбардировку города. Это им, безоружным верующим, в первую очередь предназначались те снаряды и бомбы, т.к. основную массу артиллерийского огня и бомбовых ударов немцы сосредоточили на действующих храмах.

         В израненном и изголодавшемся городе нескончаемым был поток пожертвований. За короткий срок церковные общины смогли собрать огромную сумму. “Передать православному духовенству и верующим Ленинградской епархии, собравшим, кроме внесенных ранее 3 682 143 рублей, дополнительно 1 769 200 рублей на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского, мой искренний привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин. 17 мая 1943 года”

         11 октября 1943 г. в Смольном группе православного духовенства из одиннадцати человек были вручены медали “За оборону Ленинграда”. Впервые за годы Советской власти совершалось награждение “служителей культа”, притом боевой наградой.

         И когда в январе 1944 г. прогремел победный салют, известивший о полном снятии блокады, в залпах орудий не потонул звон колоколов ленинградских храмов.

         Дорогие братья и сестры, давайте в этот особый для нас день вспомним, что мы — наследники великой Победы наших дедов и отцов. Наша святая обязанность — не уронить их достоинства. Давайте каждый на своем месте будем понимать, что мы не только зарабатываем себе хлеб насущный, но и созидаем Отечество для наших детей и внуков.

 

 

 

ВЗГЛЯНИ НА СЕБЯ.

И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душею живою.

               Бытие 2,7

         Дорогой читатель, сегодня хочу пригласить тебя в гостиную твоей души.

Да-да, предлагаю не стоять в прихожей собственной души, а пройти в переднюю, заглянуть в себя поглубже. Чтобы лучше узнать себя, стать понятнее самому себе.

         Наши обыденные представления о своем “я” очень поверхностны, можно сказать, что мы самих себя не знаем. Почему в наших семьях быстро проходит любовь, что мы ждем от другого человека? Что мы ждем от жизни? Почему нашей жизни сопутствует постоянное чувство неудовлетворенности? Хватаемся за удовольствия, развлечения, работу, книги — на некоторое время действует, а затем опять властно заявляет о себе чувство недостаточности всего этого. Всем нам было бы очень полезно знать, откуда происходят и к чему могут привести наши чувства, желания и мысли, возникающие у нас помимо нашей воли.

         Человек — дивное создание Божие, венец Его творения! Прислушаемся к словам Церкви о человеке.

         Человек трехсоставен и состоит из тела, души и духа. Тело человека создано Богом “из праха земного” (Быт. 2,7). Своей телесной жизнью человек ничем не отличается от прочих живых существ, и состоит жизнь тела в удовлетворении двух основных инстинктов: самосохранения и продолжения рода. Для общения с внешним миром тело человека наделено известными нам пятью органами чувств. Весь этот аппарат человеческого тела необыкновенно премудро устроен, но сам по себе был бы мертвой машиной, если бы его не оживотворяла душа. Душа есть жизненная сила человека. Все действия и движения  души многообразны и очень сложны, их принято делить на: мысли, чувства и желания (воля). Душа и тело тесно связаны друг с другом. Тело с помощью органов внешних чувств дает те или иные впечатления душе, а душа, в зависимости от этого, так или иначе руководит телом. Душевная жизнь состоит в удовлетворении потребностей ума, чувства и воли: душа хочет приобретать знания и испытывать те или иные чувства.

         Но жизнь человеческая далеко не исчерпывается удовлетворением одних только перечисленных потребностей тела и души. Над телом и душой человека стоит еще что-то высшее, а именно — дух, который часто выступает в роли судии и души и тела и дает всему оценку с особенной, высшей точки зрения. Дух в человеке проявляется в трех видах: страх Божий, совесть и жажда Бога.

         Страх Божий — это благоговейный трепет перед величием Божиим, связанный с неизменною верою в действительность существования Бога. Все народы, на каких бы ступенях развития ни находились, все имели или имеют веру в Бога.

         Совесть указывает человеку, что право и что неправо, что угодно Богу и что неугодно, что должно и что не должно делать. И не только указывает, а и принуждает человека исполнять указываемое, причем за исполнение награждает утешением, а за неисполнение наказывает угрызением. Это наш внутренний судия — блюститель закона Божия.

         Нашему духу от природы свойственно искать Бога, стремиться к соединению с Богом, жаждать Бога. Ничем тварным и земным наш дух удовлетвориться не может. Эта вечная человеческая неудовлетворенность, это всегдашнее недовольство, эта поистине ничем ненасытимая жажда показывает, что у нашего духа есть стремление к высшему, неземному. Дух человека мятется, не находя себе покоя, пока не обретет полного удовлетворения в Боге, к живому общению с Которым он всегда сознательно или бессознательно стремиться.

         До грехопадения человека его дух, душа и тело составляли одно гармоническое целое — дух человека устремлен к Богу, душа свободно подчинена духу, а тело — душе; единство цели, стремления и воли. Человек был свят.

         Своим грехопадением, т.е. нарушением единственной заповеди Божией, люди нарушили в себе гармонию — единство духа, души и тела, расстроили все свое естество. Этот грех оторвал душу от духа, и душа стала иметь влечение к телу; тело же, потерявшее эту возвышающую силу души, стало само иметь влечение к чувственности. Ум человека помрачился, воля ослабла, чувство исказилось, возникли противоречия, и душа человека потеряла целеустремленность к Богу. Святой Апостол Павел кратко и точно выразил наше нынешнее состояние словами: “Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю” (Рим. 7,19)

         Именно поэтому не всем своим чувствам и влечениям должен доверять человек, а многим из них усиленно противодействовать. Слово Божие о назначении человека (заповеди), научения Церкви и святых Отцов (т.е. опыт человеческий) помогают нам находить правильный выход в многочисленных житейских ситуациях, дают общее единственно верное направление жизни человека, устремляя его к восстановлению в себе потерянной святости.

***

СЛОВО УЧЕНОМУ.   Выдающийся ученый, физик, математик, религиозный философ, писатель. Его ставят в число трех самых выдающихся математиков за всю историю человечества. Сконструировал суммирующую машину, один из основоположников гидростатики, установил ее основной закон (закон Паскаля), его именем названа единица давления и механического напряжения (Паскаль), вел полумонашеский, подвижнический образ жизни.

Блез Паскаль (1623-1662)

         “Есть три разряда людей: одни обрели Бога и служат Ему; люди эти разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут Его; эти — безумны и несчастны. Третьи не обрели, но ищут Его, эти люди разумны, но еще несчастные”.

 

 

 

К Т О   Т А К И Е   Ц Е Л И Т Е Л И  ?

         Дорогие читатели! Для нас с вами, живущих на рубеже второго и третьего тысячелетий, вдруг опять привычными стали такие слова как “гадалка”, “маг”, “колдун”, ”целитель”, “астролог”, “экстрасенс”. Они легализовали свою деятельность, и теперь как будто персонажи сказок нашего детства сошли со страниц книги в жизнь.

         Очень многие, не имея возможности самостоятельно разобраться в сути дела, как правило, удовлетворяются такими смутными понятиями как : колдун и черный маг — злые, белый маг — добрый, целитель — имеет способности и знания к исцелению людей, астрологический прогноз — просто принимаем к сведению. К этим людям относятся с доверием, как к обладателям некоторого высшего, таинственного знания, к которому в необходимых случаях жизни можно прибегать. Так ли это? В отношения с какими таинственными силами вступает при этом человек?

         Прислушаемся к ответам Православной Христианской Церкви на эти вопросы. Учение Церкви имеет основание в Священном Писании и Священном Предании, исходит от святых отцов и учителей Церкви — и полностью им соответствует, проверено опытом тысячелетий. Поэтому оно должно вызывать у нас доверие, а также — серьезное внимание.

         Церковь учит нас следующему. Вместе с миром видимым, материальным, существует еще один мир — невидимый, духовный. Он является такой же реальностью, как и первый, и населен духами, реальными существами нематериальной природы. Душа человека принадлежит к этому миру. Эти существа имеют разум, свободную волю и наделены способностью действовать.  В нашем нормальном состоянии духовный мир для нас закрыт, мы его не видим. Все существа духовного мира сотворены Богом, и изначально жили в согласии с Ним, творили Его благую волю и назывались ангелами (“вестниками”). Однако некогда часть из них, почувствовав свою силу и могущество, и возгордившись этим, от Бога отпали, перестали исполнять Его благую волю, стали богопротивниками. На церковном языке они называются бесами, а самый могущественный из них — диаволом (что значит “клеветник”) или сатаною (что значит “противник Бога”). Итак, запомним: ангелы и бесы.

         Соприкасаясь с невидимым духовным миром, человек вступает в отношения либо с ангелами, либо с бесами. Первые несут человеку благо, вторые — губят его. Церковь дает нам с вами очень строгие критерии различения духов и очень строгие правила поведения, чтобы не оказаться обманутыми, не впустить в дом вора, а в овечье стадо — волка. Первым и главным правилом для всех является — не искать и не добиваться контактов с миром невидимым, не прибегать к его “услугам”, не черпать оттуда никакую “энергию” или “способности”, или “дары”. Все, что потребно человеку для богоугодной жизни — разум, свободную волю, физические силы — Бог дает человеку от его рождения. Пожалуйста, трудитесь и развивайте все ваши естественные способности, и не тянитесь к сверхъестественным.

         Разрешенное для нас обращение к миру духовному, невидимому — это молитва: к Богу, ко Пресвятой Богородице, к ангелам и святым. Причем молитва не всякая, а только проверенная веками церковного опыта. Именно такие молитвы написаны в христианском Молитвослове, это наше духовное богатство. Молясь этими молитвами, вы вступаете в правильное  и безопасное взаимоотношение с духовным миром. Когда человек внимательно и прилежно молится, его окружают ангелы. Молиться утром, восстав ото сна, вечером перед сном, перед обедом и ужином, а также после еды — является обязанностью для православного христианина. Молиться можно и в течение всего дня, выполняя различные работы, в пути, во время отдыха. Для этого есть краткие молитвы.

         Осуждены Церковью как приносящие вред человеку: иные молитвы, заклинания, заговоры, гипноз и медитация — а именно к этим средствам прибегают все без исключения маги, колдуны и целители. Кто-то из них не скрывает этого, а кто-то тщательно маскирует свое общение с бесами, называя “свои” высшие силы другими, красивыми словами — “Учитель”, “Учитель Учителей”, “Властелин”, или же малопонятными из восточной мистики — “Шамбала”, “Владыка Майтрейя” и т.п.

         В конце октября наш город посетила директор Центра традиционной народной медицины “Путь к Солнцу”, Президент Регионального центра “Профессиональная медицинская ассоциация народных целителей” Светлана Михайловна Пеунова со своими помощниками. Титулы говорят о ее незаурядности в своей сфере деятельности. Цель приезда — миссионерская. Короткое выступление в ДК, маленькая книжечка, продаваемая в фойе, и — “давайте записываться”.

         К происшедшему требуется комментарий. Дело в том, что нам предложена не просто “таблетка” от болезней и несчастий — выпил и вылечился. Нам предложена “для излечения” система религиозных взглядов и вытекающих из нее практических действий. Эта система Блаватской-Рерихов очень четко квалифицируется как неоязыческая, пантеистическая, оккультно-мистическая. Никакой “народности” и никакой “традиционности” эта система не имеет не только в православии или мусульманстве народов России, но и в традиционном индуизме. Эта система представляет картину мира, образованную из смеси элементов гностицизма (ересь в христианстве первых веков), оккультно-мистических учений средневековья, понятий индуизма (“йога”, “карма”, вера в переселение душ и т.п.) и невероятным образом извращенных представлений, заимствованных из христианства.

         Сами участники Центра называют себя христианами, т.е. они крещены, исповедуются, подходят ко Святому Причастию. Но, поскольку на деле исповедуют чуждую и враждебную христианству религию, то для нашей Церкви они являются в лучшем случае заблудшими овцами, а в худшем — засохшими ветвями живого дерева.

         Дорогие читатели, вы имеете право сказать: “Какое нам дело до религии и философии? Лишь бы исцелиться и поправить свои дела (в семье, бизнесе, просто в жизни)”. Так вот, эта религиозная система и предлагает вам для достижения этого: неправославные молитвы, гипноз, медитацию. Таким образом, оказывается, что исцелиться нам предстоит путем отхода от истинных представлений о Боге, о человеке, путем прямого общения с бесами.

         Реальные слова реального человека: “Шесть лет я молилась Богу — Он меня не исцелил. Начала просить Учителя — исцелилась”. Поостерегись этого, читатель! Это есть не исцеление, это есть отпадение человека от Бога. Это гораздо страшнее болезни.

         Наша Православная Церковь знает исцеления другого рода, чудесные исцеления по молитвам к Богу, святым, чудесные исцеления от мощей святых угодников. Многие и многие люди со своими житейскими нуждами, на себе познавшие тяжесть испытания болезнью с верой и надеждой едут к мощам преподобных Сергия Радонежского, Серафима Саровского, многих других прославленных святых. Благо, наша с вами родная земля никогда не теряла носителей святости. В церкви нашего села находятся мощи святого праведного Петра Чагринского. Все случаи исцелений или помощи верующим людям от Бога по молитвам святого, которые становятся нам известными, записываются. Таких случаев очень много, уже более четырехсот. Часть из этих описаний издана отдельной книгой.

         Имеется и здравое зерно в авторской методике  С.М.Пеуновой. Она призывает людей к “обновлению” путем исправления своих дурных привычек. Это можно только приветствовать. Нигде так глубоко и точно, как в Православной Церкви, не разработана наука борьбы человека с грехом в себе. С высоты этой христианской науки, и в точном соответствием со словами Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего: “Без Мене не можете творити ничесоже” (Ин. 15,5), хорошо видна безуспешность борьбы с грехом по системе “народных” целителей. Избавляясь от одних своих недостатков, они незаметно для себя приобретают гораздо худшие. Таковым является первый из семи так называемых смертных грехов — гордость. Выражается она, в частности в том, что люди, возгордясь своей “избранностью” отвергают религию истинную, а “изобретают” свою, как им кажется лучшую.

         Истинная борьба с грехом в себе есть обязательное условие истинной христианской жизни. Это длительный (на всю жизнь!), непростой и, почти всегда, болезненный духовный труд, совершаемый человеком по вере, по учению и правилам Церкви и святых отцов. Никому не обещает Церковь легкую и приятную победу в месяц или два, но призывает к неустанному труду ради спасения своей души.

         Пусть же благоразумие, истинное мужество, истинная вера не отступают от нас во время болезни, житейской скорби, во время испытаний.

                   Материал подготовил священник Георгий АНОШКИН,

                   настоятель Михаило-Архангельской церкви с. Красные Ключи

 

 

 

 

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ.

         Воинское служение у всех народов во все времена почиталось за самое трудное и самое почетное. Защищать свое Отечество — это особый долг. Своих героев знает вся нация.

         Великие полководцы России  — больше, чем просто удачливые в сражения военноначальники. Это обязательно великие личности, имеющие высокий духовный облик, наделенные такими качествами, как любовь к человеку, доброта, личная скромность, нестяжательность, милосердие. Многие из них были глубоко верующими людьми. Свою жизнь они видели как служение Богу, Отечеству и людям.

         4-5 августа минувшего 2001 года в Санаксарском Рождества Богородицы монастыре состоялись торжества, посвященные канонизации святого праведного воина Феодора (Ушакова), адмирала Российского флота (1745 — 1817). Впервые в истории христианства в лике святых прославлен гениальный флотоводец. Федор Федорович Ушаков —  воинский начальник, не знавший поражений, не потерявший ни одного корабля в морских баталиях. Ни один из его матросов не попал в плен к неприятелю. Будучи племянником знаменитого санаксарского старца Федора, адмирал последние годы жизни провел вдали от столицы, занимаясь благотворительностью и помогая обездоленным. Адмирал Ушаков был частым богомольцем в Санаксарском монастыре, подолгу оставался в нем, неукоснительно посещая все монастырские богослужения. В этой обители Федор Федорович и был погребен. Его подвижническая и высокодуховная жизнь, его добродетели не были забыты в родном Отечестве.

         Житие святого повествует нам, что происходит он из небогатого, но древнего дворянского рода. Родители его, будучи очень набожны, почитали главным условием воспитания детей развитие высоких религиозных чувств и строгой нравственности. Отрок Федор обладал врожденным бесстрашием, совершая подвиги не по летам – так, например, со старостой деревни своей ходил на медведя. Скромный и уступчивый в обычных условиях, Федор Ушаков как бы перерождался  в минуты опасности и без страха смотрел ей прямо в лицо.      

         Жизнь адмирала стала исполнением слов присяги, которую принимал он по окончании Морского кадетского корпуса в чине мичмана: “Аз, Федор Ушаков, обещаюся и клянуся Всемогущим Богом пред Святым Его Евангелием в том, что хощу и должен … верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови… В чем да поможет мне Господь Бог Всемогущий!”

Участвуя на море в русско-турецкой войне, Федор Ушаков одерживал победу за победой над более сильным флотом противника. “Великий! твоего флота больше нет,”  – так докладывал турецкому султану в 1791 году Сеит-Али.

Узнав о победе Ушакова при острове Корфу, великий русский полководец Суворов воскликнул: “Ура! Русскому флоту! Я теперь говорю сам себе: зачем не был я при Корфу хотя мичманом?”

Адмирал Ушаков имел исключитильную способность решать самые трудные и неожиданные задачи, а также имел великую любовь к ближним своим, любовь милующую и сострадательную.

         На торжества по прославлению святого прибыли многочисленное духовенство, адмиралы и офицеры флотов. Гроб с останками праведного Федора под звуки военно-морского оркестра несли сначала  присутствующие адмиралы, а затем он был принят  на руки преосвященными владыками. Этот праздник стал знаменательным событием для флота России. В сонме святых Русской земли появился ходатай о “сущих в море далече”, моряках, охраняющих водные рубежи нашей Родины.

 

 

 


Полтаева Валентина Николаевна

катехизатор кафедрального собора в честь Табынской иконы Божией Матери,  член РСПЛ Она родилась в 1953 году, 7 марта, в селе Сергиевск. В Похвистневе живет и работает с 1958 года. Стихи писать начала в седьмом классе, когда училась в железнодорожной школе. Педагоги умело направляли поэтические способности девочки. Журналисты районной газеты «Ленинская правда» публиковали её произведения на литературных страницах. Одно время она работала в редакции – была заведующей отделом писем и массовой работы. Однако жизнь внесла свои коррективы. Сегодня Валентина Николаевна пишет свои произведения на религиозную тематику. Ею выпущены книги «Временное и вечное», «Пройдено сквозь сердце», «Мысли вслух», «Моя молитва», «Пою тебе, духовный мир», «От красоты творения до горечи жития», «Слёзы моей души», «Как мне тебя благодарить». Некоторые свои произведения В.Н. Полтаева положила на музыку. «Осенняя грусть», «Май» прозвучали на местном радио. Она была участницей фестиваля авторской песни в городе Ноябрьск Ямало-Ненецкого автономного округа. Песня «Памяти Высоцкого» была отмечена компетентным жюри. Автору слов и музыки Валентине Николаевне был вручен главный приз – гитара с серебряными струнами. Есть у Валентины Николаевны и проза. Это заметки «Ганина Яма», «Паломничество к Честному Поясу Пресвятой Богородицы», маленькие рассказы «Иди, вишку (вишенку) поешь», «Река, хлеб, зорька и звезды», «Цветы Божьи» и другие.

Вот лишь некоторые её стихи.

Моя Россия

О, моя славная Россия!
Врагу ты не склонила головы,
Под куполами золотыми
Покрыта Божьей силой ты!
И если час придет сразиться,
С молитвой в бой вступаем мы,
И на земле небесная Царица
Поможет удержать нам мир!
Придумывают войны новые,
Где нанотехнологии войдут.
Но божьи люди – воины –
Чем обезвредить их найдут!
А над Россией солнце светит –
Христу Спасителю благодаря!
И Богородица покров свой держит,
Любовью наш народ храня!
Вдали от Родины

Вдали от Родины вдруг понимаешь,
Как нестерпима боль разлуки с ней,
Где бесконечно сердцу не хватает
Берёзок русских да звенящих журавлей.
Не слышно трели соловьиной,
Нет широты ромашковых полей,
И храмов старины былинной,
И в них молящихся людей.
Тоскую по покинутому краю,
По тем, кого любила я всегда.
Слёзы Адама по потерянному раю
В душе моей не смолкнут никогда.
О, дай мне силы, Матерь Божья,
Причастницей быть Родины моей.
Душа моя всё превозможет,
И дух мой возрастает всё сильней!
Памяти Высоцкого

Нам уже не услышать твой голос живой,
До боли знакомый своей хрипотцой.
Тебя твои кони умчали от нас,
И стонет от боли струны моей бас.
Ну что же за кони попались тебе?
С обрыва и в омут, и песню во мгле
Не допеть уж тебе до конца,
Не стало на свете родного певца.
Но песни, как птицы, летят над землёй,
И всюду их слышен напев молодой.
На струны гитары ложатся они,
И, как талисманы, мы песни храним!
К подножью могилы цветы положу,
В глаза - монолиты твои погляжу.
Дотронусь до камня - гитары твоей,
С укором поглажу лихих лошадей.

 

 


Пегова Наталья Юрьевна

Она родилась 1 декабря 1959 года в Городе Похвистнево. В 1982 году закончила Ташкентский государственный институт культуры. С 2001 года она работает корреспондентом газеты «Похвистневский вестник». Ее статьи, зарисовки о людях труда, работниках культуры замечены трехтысячной аудиторией читателей. Н.Ю. Пегова участвовала в конкурсе «Земля любви моей», посвященном 80-летию образования Похвистневского района (2009 г.), второе место. Она заняла третье место в областном смотре-конкурсе средств массовой информации, который проводился областным Советом женщин «Хозяйка села». В 2011 году Н.Ю. Пегова стала членом литературно-музыкального творческого объединения «Родник» при Управлении культуры администрации муниципального района Похвистневский. Ее статьи о людях необычных профессий и увлечений были опубликованы в сборнике «Земля, что отчею зовется», в журнале «Этнос и культура».

 

 

 

 

 

 

 

 


МАКЛАКОВА АННА ПАВЛОВНА

Псаломщица, член Самарской организации Союза профессиональных литераторов РФ.

В семье жителей города Талды – Курган Алмаатинской области Казахской ССР 10 октября 1947 года родилась девочка Аня. Обычный ребенок, но наделенный природным талантом – познать, ощутить и написать. Анна окончила среднюю школу, педагогический техникум, курсы при политехническом институте. Работала воспитателем, была  начальником цеха в Роскомитете по телевидению и радиовещанию в городе Фрунзе. С 1980 года – псаломщица Михайло – Архангельского храма села Красные Ключи Самарской области. С двадцати лет по благословению старца Степана Кондратьева начала писать стихи. В 1985 году вышла в свет первая книга «Житие старцев». К 2011 году книг уже выпущено 24. Это поэтические сборники, богослужебные тексты, материалы по краеведению. Многократно публиковала свои произведения в газетах «Похвистневский вестник», «Волжская заря», в сборнике «Земля, что отчею зовём». Анна Павловна – лауреат литературных конкурсов «Земля любви моей», посвященных 75-летию и 80-летию Похвистневского района.

 

 

 

 

Памяти отца Павла

Ушел молитвенник России
Любимый старец дорогой,
Чье имя в сердце мы носили.
Над нами был покров большой.
Для нас нет горя тяжелее
Отца родного потерять.
Ведь не было тебя милее,
С души все боли мог снимать.
И тело врачевал он тоже,
И поправлялися дела –
И все вершалось волей Божьей,
Молитва сильная была!
Мы без него осиротели
Но не забудем никогда,
И даже думать не хотели,
Что может вдруг придти беда.
Внезапно потеряли счастье,
Замены нет душе твоей,
В день темный, пасмурный, ненастный
С тобою мир нам был светлей.
Ты очень многим, отец Павел,
Не дал в пучине утонуть
И к жизни истинной наставил,
И указал к спасенью путь,
И вразумил ко исправленью.
Оставили гордыню, зло.
По твоему благословенью
Взошло посеяно зерно.
Молитвой сильной, постоянной
Немало сохранил семей.
Сосуд ты был богоизбранный,
Светился жизнью ты своей.
Перед врагом не унижался,
Не спорил, только вразумлял,
Но этим больше возвышался
И Божье дело прославлял.
Господь за все воздаст наградой,
А мы к могилочке пойдем,
Она стоит у храма рядом,
Где память вечную споем.
Ушел молитвенник России
Любимый старец дорогой.
Он помогал, когда просили,
Просите – он всегда живой.
Анна Маклакова,  14 апреля 2008 г.
К КОМУ Я ОБРАЩУСЬ С БЕДОЙ

К кому я обращусь с бедой
И где искать душе отраду?
Пред кем с поникшей головой
Я на коленях встану рядом?
К тебе, наш батюшка родной,
Я на могилку припаду
И свое горюшко открою,
И утешение найду.
В греховной жизни утопая
Уж не предвидел избавленья.
Все беды старцу рассказал я,
И он послал мне подкрепленье.
Где Божий дух в сердцах живет,
Там мир, покой и состраданье.
Всегда на помощь Он придет,
Он безнадежным – упованье.
Душе измученной покой
Я находил в тебе, мой отче.
Молился, старец дорогой,
Ты за меня и дни, и ночи.
Ты в душу радость мне вселил,
Наставник мудрый, отец Павел,
И жизнь мою ты воскресил,
Когда Господь тобою правил.
Поборник истины святой,
Тебя усердно умоляем,
Когда пройдем мы путь земной,
На Страшный суд Христов предстанем,
Ты приклонись за всех за нас,
Отец духовный, перед Богом,
Чтоб нам услышать с неба глас:
«Открыта в Царство вам дорога».
К кому я обращусь с бедой?
Душа, надеждой окрыляясь,
Ведет к тебе, отец родной,
Сменяя грусть свою на радость.
апрель 2009 г.

 

ЗАБУДУ ЛИ СЕЛО РОДНОЕ

Куда спешишь ты, одинокий,
В такую рань, чуть виден свет,
Или собрался в путь далекий?
«В Ключи, - послышался ответ, -
Где есть приют душе усталой,
Отрада сердцу и покой.
В селе простом, уютном, малом
Стоит над прудом храм святой.
Спешу я к старцу дорогому,
Чтоб на могилочке побыть
И, как отцу ему родному,
Своей души печаль открыть.
Там дух добра всегда витает,
Дух правды, мира и любви,
О Батюшке напоминает.
К нему склонюсь я до земли.
Имел ко всем он состраданье,
В нас веру чистую вложил,
Внушил страх Божий, упованье,
К труду, молитве вдохновил.
И вот полвека миновало,
Как крест он пастырства принял,
Молитвой, словом помогал он,
Советы мудрые давал.
И православный люд стремится
На службе в церкви постоять,
К мощам святого приложиться
И на могилке побывать.
Забуду ли село родное,
Где жил наставник дорогой,
И с ним общение святое
На век останется со мной».
7 апреля 2010 г.
ДИВЕН БОГ ВО СВЯТЫХ СВОИХ.


Святая Церковь торжествует:
Ведь дивен Бог в Своих святых.
Он души и тела врачует
Через угодников Своих.
Святого мощи в нашем храме
Уж пребывают десять лет.
Молитвенный покров над нами
Хранит нас от несчастий, бед.
Надежда наша, утешенье,
Подвижник Божий старец Петр
Чудотворенья, исцеленья
Просящим с верой - подает.
Столетний храм стоит поныне,
Являясь гордостью села,
И в нем всей области святыня
В величьи Божьем расцвела.
В Ключи душа моя стремится,
Из глаз текут потоки слез,
И сердце просит помолиться,
Чтоб и меня простил Христос.
И ты молись, угодник Божий,
За чад духовных перед Ним,
Чтоб Он помиловал нас тоже
Святым ходатайством твоим!
июнь 2010 г.

 

Раздается над Ключами

Задушевный перезвон -
Нынче праздник в нашем храме,
Ждем гостей со всех сторон.
Храм в убранстве – как приятно!
И куда ни кинешь взгляд,
Все в цветах, уют, опрятно,
Дивной красоты наряд.
Чудотворец Петр Чагринский,
Нашей области святой,
Стал для верных очень близкий,
Всех встречает теплотой.
Верой в милость окрыленны,
Поспешим припасть к мощам,
Получить душам смущенным
Исцелительный бальзам.
И с мольбой чистосердечной,
Чтоб услышал старец Петр.
Да, услышит он, конечно,
Руку помощи прострет.
Раздается над Ключами
Задушевный перезвон
Нынче праздник в нашем храме
Ждем гостей со всех сторон.
сентябрь 2008
ХРИСТОС ВОСКРЕС!

Несется всюду весть благая:
Христос воскрес! Христос воскрес!
О, Пасха, красная, святая,
Воистину Христос воскрес!
Когда с креста был снят Спаситель
И под плитою погребен,
Минуя стражу, Искупитель
Восстал живой из гроба Он.
Свершилось чудо воскресенья,
Христа уже во гробе нет.
Он выкупил для всех прощенье.
Где тьма была, теперь там свет.
Женам пришедшим к гробу рано,
Господень ангел возвестил:
«Смерть навсегда теперь попрана!
Христос воскрес!» - сказал он им. -
«И вы к апостолам идите
И это чудо из чудес
Всем поскорее возвестите:
Воистину Христос воскрес!»
Пусть долетят хвала и пенье
С благодареньем до небес.
Христос воскрес! Для всех спасенье!
Воистину Христос воскрес!
Пасха Христова, 2008 г.
 

 

Спешите в Красные Ключи

Красу такую не опишешь
Ни акварелью, ни строкой,
Когда воочию увидишь
Обитель, где царит покой.
Где на дубравы и поляны
Струятся вешние лучи,
Где станет ясной суть названья
Селенья - Красные Ключи.
И где родник не иссякает,
Михайлов храм сто лет стоит,
Крестом округу осеняет,
Для сердца каждого открыт.
В нем свято всё, и всё прекрасно,
Мерцают свечи у икон.
Служил здесь всем известный пастырь
Для нас святой при жизни он.
Из ближних мест и издалеча
Спешите в Красные Ключи,
Господь здесь каждого излечит,
Открыв нам вечность для души!
Светочь наш
(к 120-летию церкви)

Красноключевская церковь красуется
Ей ведь исполнилось сто двадцать лет.
И прихожане порою любуются,
Лучше, родней этой церкви им нет.
В годы гонений ты зорко хранилась (она сохранилась)
Сельский народ смог тогда отстоять.
Бога просили и много трудились
Ездили даже в Москву хлопотать.
Вынесла всё и осталась родимая,
Матушка-церковь, для нас – радость ты,
Дивом осталась – Ты неоценимая,
Так же стоят купола и кресты.
Только во всём стала лучше ухожена,
Старый наряд храма весь обновлен.
Батюшкой Павлом труда много вложено,
Вот почему и красуется он.
В церкви целебные мощи находятся,
В раке угодник святой старец Пётр.
Кто его чтит, да и с верою молится,
Тех, он услышит и помощь пошлёт.

 

Красуйтесь, Красные Ключи

Красуйтесь, Красные Ключи,
Угодником святым!
Да разве кто-то умолчит,
Кто исцелен был им?
Одних он в скорбях утешал,
Других от бед хранил,
С кого-то злую порчу снял,
Дух бодрый возвратил.
Господь помощника нам дал,
Чтоб легче было жить,
Петра Чагринского избрал
Недуги все целить.
Но прежде, чем его просить,
Чтоб Господа молил,
В себе все нужно изменить
И жить, как старец жил.
Хотя бы с малого начать,
С молитв одной-другой,
Их утром, вечером читать,
Ввести режим такой.
И среду, пятницу хранить,
Лишь постное вкушать,
Тогда в надежде можно быть,
Бог будет помогать.
И наш заступник, святой Петр,
Молитвою своей
Всем плачущим слезу утрет,
Избавит от скорбей.

 
святой источник

Есть в заволжской глубинке
Небольшое село,
Церковь, как на картинке,
Украшает его.
И дорожка от храма,
И простор голубой,
И ведут они прямо
На источник святой.
Здесь искристые воды,
И деревья шумят,
И лучи с небосвода
Золотисто горят.
Слышно в рощице рядом
Пенье-свист соловьев,
Грудь вдохнет ароматы
Луговых всех цветов.
Здесь плакучие ивы,
И берёз стройный ряд,
И особенно мил нам
Их весенний наряд.
Мы к журчащей водице,
Помолясь, подойдем,
Смочим руки и лица
И воды наберём.
Здесь душа оживает,
И врачуется скорбь,
Грусть-тоска исчезает,
Дух становится бодр.
Слава Господу Богу!
Он - Создатель всего,
Его милости много,
Когда просим Его.
ЧУДО

Известен чуть не всей России
Отец наш Павел дорогой,
По Божьей милости и силе,
Свой подвиг совершал святой.
Вмещало любящее сердце
Всех чад с их радостью, бедой,
Шли люди к батюшке согреться
Его душевной теплотой.
И днём, и ночью приезжали -
Всех пастырь добрый принимал
Он прогонял от них печали,
Заблудших к правде наставлял.
Он врачевал больных, скорбящих
И бесов лютых изгонял,
И даже без вести пропавшим
Домой вернуться помогал.
В Самаре вот что приключилось,
Где трёх святителей есть храм.
Со службы люди выходили,
И вдруг внезапно к их ногам
В проходе женщина упала
И бездыханною была,
Толпа в смятеньи закричала,
Что прихожанка умерла.
Одна ж склонилась над умершей
И Бога принялась просить:
“Внемли, о Боже, Ты нам, грешным,
Дай старцу жертву воскресить!”
Как только снимок отца Павла
Лёг в изголовье рядом с ней,
“Умершая” чуть-чуть привстала -
Бог даровал спасенье ей!
На радость всем зашевелилась,
Свершилось чудо на глазах!
Толпа людей перекрестилась,
И вспыхнул луч на небесах.

 


Творческая автобиография

Лемякин Олег Викторович родился 27 апреля 1960 года в г. Новокуйбышевске Куйбышевской области. Первые поэтические опыты – в 9 лет. После службы в Армии, закончил Куйбышевский институт культуры, и с 1987 года – творческий работник Похвистневского Дворца культуры, где по сей день руководит народной литературно-музыкальной студией «Твои друзья».

В 1983 году самиздатом вместе с Самарским поэтом Сергеем Лейбградом, небольшим тиражом, выпустил сборник стихов на двух авторов. Печатался в районных газетах «Вперед к коммунизму» (Ковернинский р-н Нижегородской области), «Ленинская правда» (г.Похвистнево), в сборнике произведений поэтов, прозаиков и композиторов города Похвистнево «Сердцу милая земля» (2001г.), с 2003 по 2009 годы создавал и вел ежемесячную телепередачу на местом телевидении «Культура и мы». Автор музыки к песням, как на свои стихи, так и на стихи Владимира Соколова, Андрея Дементьева, Марины Цветаевой, Надежды Алексеевой, Василия Федорова.

 

     Я много походил по белу свету
     Дорогам, сёлам, городам внемля
     Душа же всюду пела - лучше нету
     Чем эта благодатная земля.
      Я к ним прирос - к деревням нашим тихим,
      Как ветвь к стволу, как к вечности звезда,
      Что в мире называем мы великим?-
      То, что для сердца радостно всегда.
      Мне так близки неброские названья:
      Аверкино, Савруха, Аманак...
      И кажется, что по утрам предания
      О них поведывает ветер весельчак.
      Нет, я далёк от похвалы избитой
      И не слукавлю - Похвистнево рай,
      Но героизмом, подвигом пропитан
      Сам воздух здешний. Здесь бывал Чапай...

      И уходили на войну отсюда
      Храня отвагу, наши земляки
      И будем помнить мы о них, покуда
      Пульсируют от чистых дум виски...
      Я много походил по белу свету,
      Дорогам, сёлам, городам внемля.
      Душа повсюду пела - лучше нету,
      Чем эта благодатная земля.
Вот земля. Всё серьёзно. Всё въявь. В самом деле,
Всё продумано с точностью до лепестка,
Даже если приходят метели в апреле,
Даже если Задорнов, а рядом тоска.

Предусмотрено всё: расставанья и встречи,
Удивление ярким огням и цветам,
Даже если средь смеха, вдруг вздрогнули плечи,
И слеза пробежала стекая по снам.

Нам прощенью учиться у трав и рассветов,
Открывая тревожному дню глубину,
Даже если висит паутинка запретов,
Даже если не чувствует сердце вину.

Нам прожить надо жизнь, не сбиваясь на хохот,
Не примеривать чашу любви к хрусталю,
Даже если нам плачется - всё не так плохо,
Потому что есть вечное слово: «Люблю».

Потому, что всегда повод есть улыбнуться
И в родные глаза, что как утро, чисты,
Будто в светлое небо звездой окунуться,
Осознав вдруг таинственный смысл глубины.
  

Мерно маятник качается,
Серебром искрит роса...
А Россия не кончается,
Как и вечность в небесах.

Тихо мама улыбается,
Вновь отец на посевной.
А Россия продолжается
В сказках бабушки седой.
 
Тайна дышит ночью лунною
У младенца в чистых снах...
А Россия вечно юная,
Как цветущая весна!...
Без утех, без намёков - любить,
Горевать, согреваясь звездой,
Только б сердце в огне не забыть,
     И не мучиться серой тоской.

А потом над разливом весны
В крике птиц повториться слегка
И касаясь крылом тишины,
Вдруг почувствовать - жизнь облака...

 

СТЕРЖЕНЬ  

Чтобы был человек и надёжен, и твёрд, 
И в моменты суровые сдержан, 
Чтоб его не бросала стихия за бор, 
Да живёт в нём скрепляющий стержень!  
Если мерзость, ощерясь, бесстыдно твердит: 
«На канвас луч  надежды повержен» 
Человек, что от тяжести мыслей не спит,
 Да несёт несгибаемый стержень! 
Тьма воюет на свет, зло стреляет в добро,
 Направления киллеров те же. 
Но душа отведёт Люцифера тавро, 
Если дух твёрд, как кремневый стержень!
*** 
Солнце падает на ветки, 
Застревает между листьев. 
К нам приходит счастье редко, 
У него повадки лисьи. 
Вот захочет и обманет,
 Лишь хвостом махнув небрежно. 
Или душу зубом ранит, 
Утащив оттуда нежность. 
А захочет обовьётся, 
Мехом аккуратно грея, 
Только солнышко смеётся, 
Дождиком слепым потея. 
Будем радоваться втрое 
И обману и удаче… 
Коль капризным свет устроен, 
Счастье не поймать иначе.

 

РОДИНА

Этажи, этажи,
Гаражи, гаражи...
А с поникшего неба снег сонный.
Тихо время на кончике стрелки дрожит:
В этот миг каждый чем-то в душе дорожит
И кладёт кто-то, плача, поклоны.
Здесь, под болью снегов,
Под безумьем ветров
Прорастает сквозь нервы заводов
Вера новых, смиренных, высоких костров
 И Любовь - от святых и забытых крестов,
И с глубин воспаряет свобода.
 Нам ещё предстоит цепи уз разорвать,
Чтоб вернуться к заросшим дорогам,
Чтоб Россию в угрюмых сердцах отстоять,
Отмолить, отстонать, отрыдать и понять,
Что мы трупов мертвее без Бога.
  Всё же брезжит рассвет
 Над безбрежьем полей,
И надежда лучится и вьётся
И по чутким изгибам древесных ветвей,
И по крыльям летящих вдали журавлей
    Поднимается медленно Солнце...
Нас разлучает не пространство,
А время-эта тайна тайн,
С каким завидным постоянством
 Земля нам дарит урожай.
Вновь неизменно повторятся
 Слова, и музыка, и май,
И будет время вихрем мчаться,
 Своих не выдавая тайн.
Мы не успеем всё осмыслить-
Всему есть срок, всему есть край,
Ах время, дай мне юность выслать
Туда, где клад незримых тайн.
И может быть прольётся свет
Открыв нам, что разлуки нет...
КАПЛЯ

Под ледником течёт вода,
Кричат и бьются провода,
Бушуют страсти на земле,
А капля тихо на стекле
Мечтает в океан попасть,
Чтоб в этом мире не пропасть,
Чтоб стать волной, любить шторма,
Чтоб вечность в ней была сама,
Чтоб время всуе не текло...
Но «хруст!», вдруг лопнуло стекло,
Осколки сыпались, как лёд
Нежданный среди мая
И хмурый, сонный человек
Стёр каплю ту зевая.
...И был печален Океан:
«Как много в этой жизни ран!»
Колокол размозжил тишину
Гулом упёрся в небо.
Мы у вечной земли в плену,
Как вкус доброты - у хлеба.
Мы в плену у своих забот
И звон-это напоминание,
Что всё на свете имеет счёт,
А путь любви - покаяние.
Что всё ещё будет: порханье птиц,
Круженье надежд, значений,
Что нет у этой жизни границ,
А есть одно продолжение...
НАРЦИССЫ

Нарциссы увяли,
Нарциссы увяли,
Недолго - лишь сутки они простояли.
С улыбкой и радостью их подарили,
О чём они светлые нам говорили?
Но видя вокруг суету и забавы,
Они задохнулись от этой отравы.
Не капали слёзы - цветы их не знали,
Но каждым изгибом от боли кричали.
В них гибла надежда,
В них гибло участье,
Так гибнет и в нас ожидание счастья.
Цветы наших чувств так хрустально мгновенны,
Мы их разбиваем о чёрные стены
Страстей неуёмных
И лжи беспросветной,
Так вянет и в нас доброта незаметно.
Вот дрогнул слегка лепесток на прощанье-
          От жизни до смерти, лишь миг расстоянье,
          От смерти до жизни, оно так бескрайне,..
          Но что-то плывёт в небе облаком тайны...

 

***
Отчего-то во мне плачут  звёзды,
И мерцают они и грустят.
И качается в космосе воздух,
И куда-то рассветы летят.
Настежь сердце – ни шторок, ни эха.
И стекает по нерву слеза.
И от дьявольски  скользкого смеха,
Душу мысли сверлят, как фреза.
Не успеть, не догнать, недокликать,
Тьма и свет – середины не жди.
Будто жизнь – чья-то жалкая прихоть,
Оттого и тоскуют дожди.
И качается в космосе воздух,
И куда-то рассветы летят,
Отчего-то во мне плачут звёзды,
И мерцают они и грустят….
***
Легче перелететь со звезды на звезду,
Чем день без тебя прожить.
Легче пережить любую беду,
И даже океан переплыть,
Чем по земле без тебя шагать
Желанной, звучащей любовью,
Чем жизни часы понапрасну терять –
Лучше минута с тобою.
Минута – и в мире покой и свет,
Ты рядом – и всё в порядке.
Вот только тебя всё нет и нет,
Как наши свидания кратки!
И всё же хвалу я Творцу воздаю!
Что жизнь Он тобою наполнил мою!

 

***
Ты, как луна, а я, как океан,
Когда ты ближе – то мощней приливы
И веет тайнами прибрежных стран
И чувства восхитительны и живы.
И крылья по шелкам воздушных струй
Меня несут к вершинам сил и воли.
И мир, как самый чистый поцелуй,
И свет моей померкнувшей  юдоли.
Но только отдалишься, как во мне
Теряют силы прежние значенья.
И умирает тихо вдохновенье,
И жизнь, как долгий стон в нездешнем сне.
В отлив вдруг превращается прилив
И где опора этой душной  муки?
Не тел печалят долгие разлуки,
Двух душ – куда забрёл Сизиф…
***
Ты такая хорошая,
А я дерзкий и грубый.
Ты такая хорошая,
Мне кодируют губы.
Ты нежна и разборчива,
Мне ль к тебе – тьма желающих,
Ты такая хорошая,
Совесть – меч мой карающий.
Мне бы броситься в марево,
Там в бессовестьи пыжиться,
Ты такая хорошая,
Не умеешь обидеться.
Я смотрю в эту глубь твою
И тону камнем чувственно,
Ты такая хорошая –
Отчего же так грустно мне….
***
Я умру, а стихи будут жить,
И тебя они будут любить.
И глаза мои будут смотреть
На тебя сквозь пространство и смерть.
Сердце будет с тобою мечтать,
Строчки будут тобою дышать,
За меня они чувства твои
Вознесут к звёздам вечной любви.
И сквозь время бессонницей струй
Оживёт наших душ поцелуй…

 

 

 


Ларионов Алексей Максимович

Уроженец села Среднее Аверкино, получил специальное образование в Куйбышевском культпросветучилище, став дирижером хорового коллектива. Затем вернулся в родное село и стал работать в сельском Доме культуры. Более тридцати лет несет он музыкальное искусство не только своим односельчанам. Творчество организованных им коллективов художественной самодеятельности – хорового, фольклорного, эстрадного – известно зрителям Безенчукского, Клявлинского, Камышлинского районов Самарской области. Они не единожды становились участниками областных праздников. Народный вокально-инструментальный ансамбль «Карусель» дважды принимал участие во Всероссийских чувашских эстрадных конкурсах «Кемел саса» («Серебряные голоса») в городе Чебоксары, (2003, 2005 г.г.) и становился лауреатом. Вот уже пятнадцать лет Алексей Ларионов пишет музыку. Его песни – ценный материал для самодеятельных чувашских хоров, вокалистов. Они были отмечены компетентным жюри. В соавторстве с местным поэтом И.С. Кумировым им были написаны одни из самых проникновенных песен о родном селе, где Алексей родился в 1953 году, о любви: «Эверкель юратна ман кетес» («Любимый уголок – Аверкино моё»), «Эсе манан черере» («Ты в моём сердце»), «Юрататап» («Люблю»).  Песня «Среднее Аверкино – Эверкель» на слова Павла Руденко вошла в сборник произведений местных авторов «Земля, что отчею зовём…». Песни Алексея Ларионова любимы не только жителями его родного села, но и сёл Стюхино, Рысайкино.

Не жить мне без тебя

                                               (любимой посвящается)

Смотрю в глаза твои и в них тону…

Не потерять бы мне любовь твою,

Пьянят меня прекрасные черты,

В моих мечтах лишь только ты, лишь ты!

Нежная, милая, не жить мне без тебя,

Всех ты красивее, не покидай меня!

Все звёзды тебе я подарить готов,

Моя судьба, моя любовь.

Ласки твоих рук забыть нельзя,

Прикосновенье губ, как глоток вина…

Тепло твоё я в сердце сохраню

И день, и ночь твержу: «Люблю, люблю…»

И снова в этот вечер мы с тобой

Заблудимся с стране с названием «любовь»,

В твоих глазах опять я утону

И прошепчу тебе: «Люблю, люблю…»

 

 


Кумирова Маргарита Гурьевна

Член Союза профессиональных литераторов России, член Союза журналистов России.   

 родилась 9 мая 1962 года в селе Среднее Аверкино Похвистневского района Самарской (тогда Куйбышевской) области.

Окончив в 1979 году среднюю школу, поступила в Куйбышевский строительный техникум, по окончании которого полтора десятка лет работала строительным мастером, прорабом и инженером на строительных и иных предприятиях. Литературным творчеством начала заниматься с 14 лет, но осознание серьезности пришло позже. Имела опыт подготовки литературных произведений и буклетов к печати. За плечами также более двух десятков лет сотрудничества с газетой «Похвистневский вестник». 

В 2003 году со статьями о школе стала победителем Всероссийского конкурса журналистов, учрежденного «АРС Пресс» и Министерством образования РФ.

В 2010 году при личном участии по материалам сельского учителя был выпущен сборник воспоминаний ветеранов войны родного села «Судьбы солдатские». С помощью друзей были выпущены в свет два собственных стихотворных сборника «Люблю и верую в любовь» (2008 год) и «Незабываемое прошлое» (2010 год). Маргариты Кумировой не стало в майский день 2016 года. Но она с нами – в стихах, песнях, статьях… Стихи Маргариты Гурьевны опубликованы во многих сборниках, альманахах: «Земля, что отчею зовём», «Русское эхо» (альманах Союза писателей России, Самарское отделение), «Родники земли Похвистневской», в областном «Крылья», в международном «Параллели», издаваемыми Российским Союзом профессиональных литераторов (Самарская региональная организация). Её творчество известно литературному содружеству Болгарии (где создан телевизионный фильм по её стихам «Незабываемое прошлое), Беларуси, Франции, Германии. Она – лауреат и победитель двух международных конкурсов «Мой друг погиб сегодня на рассвете» и «Верен, Отчизна, тебе».

4 мая 2018 года исполнилось два года её ухода в мир иной. Но не умолкают струи родника её творчества. Её произведения востребованы при подготовке сценариев, курсовых работ, рефератов.

 

 

Повесть о друзьях, больших и маленьких

 

Мир бабочек и гусениц

Тимке от роду четыре с половиной года и счастливее его ребенка на белом свете нет. Он любит ползать по траве и наблюдать за жизнью букашек. При этом Тимка никогда не обижает их, он же уже большой. Когда он однажды увидел жука, который не мог самостоятельно перелезть через лист дерева, он взял палочку и помог жуку. «Какой я молодец, — думал при этом Тимка. – Я помогаю слабым. Мама похвалит меня за это». Но мама не похвалила. Она прибежала вся в слезах и, схватив Тимку на руки, стала плакать и причитать: «Тимоша, больше так не делай!». Тимка и тогда на неё не обиделся. Он ведь уже взрослый и понимает, что мама может и ошибаться. А жуку он всё равно помог правильно.

Мама Тимки такая же, как и все мамы. Ей трудно что-либо объяснить, если речь идет о её сыне. При этом она безоговорочно верит врачам, которые каждый месяц обследуют мальчика и говорят, что у него наступают улучшения. Они всё наступают и наступают, а ходить Тимок всё равно не может. Но он не расстраивается, а даже совсем наоборот. Ползучая жизнь тоже очень интересная. Поэтому он не любит, когда мама возит его на прогулку на коляске. Она ходит очень быстро и мальчик не успевает увидеть куда, например, убегает рыжий муравей и ползёт гусеница. Он начинает махать руками, чтобы мама остановилась, а она думает, что Тиме нравится кататься и идет ещё быстрее. Но мальчик всё равно успевает запомнить и бабочку с цветными пятнами на крыльях и красивую гусеницу.

А однажды он увидел, как бабочка села на лист и стала невидимой. Мальчик так долго думал об этом, что мама Света даже испугалась того, что он молчит, и увезла его домой.

Семья

У Тимки есть и папа. Он большой и немного чужой, потому что появляется в доме редко. Но Тимка его не боится. Ведь папа всегда сажает его на плечи и катает по комнате. Это немножко страшно и тогда Тимка вспоминает папины слова о том, что космонавт не должен ничего бояться. Тогда он взлетит выше всех.

Становиться космонавтом не хочется. Это слишком высоко и при этом совсем не видно земли. А землю Тимка любит больше всего на свете. Ведь на её поверхности столько всего интересного.

Ещё он любит дворового пса Шалая. Тот немножко шебутной, и лает не всегда по делу, но Тимка знает, что Шалайка – собака и, конечно же, не может думать как человек. Поэтому и начинает лаять сразу, не успев подумать.

Когда Тимка первый раз близко познакомился с Шалаем, ему было всего три года. Мама не увидела, как Тимка подполз к дворовому псу, потому что в этот момент разговаривала по телефону. Тимка подобрался к Шалаю близко-близко и стал смотреть как тот зевает. Зубов у пса было очень много, но он всё равно был не страшный. Тогда Тимка подобрался ещё ближе и заглянул собаке в глаз. Взрослый умный пёс строго посмотрел на Тимку и мальчик понял, что тот не одобряет его действий. Тогда Тимка поднял обе руки вверх и показал, что он тоже может стать большим как Шалай. Тут издалека все это увидела, закричала и прибежала мама и унесла Тимку. Так они с Шалаем и не договорили.

Но в следующий раз Тимка утаил в кармане кусок бублика для Шалая и пёс тут же перестал быть строгим. Он подошел, завилял хвостом и лизнул Тимку в нос. Собачий язык был влажный и чуть шершавый, совсем непохожий на Тимкин. Мальчик потом два дня лизал себе ладонь и тёр нос, но ощущения при этом были совсем другими.

Клиника

Однажды Тимка услышал как мама с папой ругаются и очень сильно испугался. Это произошло после того, как мама попросила папу покормить Тимку завтраком, а папа разрешил Тимке показать, как классно размазывается по футболке кетчуп. Тимка почти уже дорисовал кетчупом солнышко и собирался нарисовать на штанишках травку. Она, правда, получилась бы красной, но всё равно было бы понятно, что это трава. Тут прибежала мама и стала ругать папу, что ему ничего поручить нельзя. Они уже опаздывают на автобус, который повезёт их в клинику, а мальчика теперь придется переодевать.

«Солнышко, что ты шумишь, мы просто рисовали» – попробовал убедить её папа. Но ничего у него не вышло. Мама начала говорить какие-то глупые вещи, про то, что если бы Тимка был его сыном, он бы не позволил ребенку баловаться, и в результате они всё же опоздали в клинику. Доктор с красивым именем Дарья Андреевна немного пожурила маму, а Тимке всё равно сказала, что она рада его видеть и они ушли на процедуры. Это они просто так называются страшно. На самом деле Тимка плавает в бассейне и играет в считалочки с медсестрой Мариной, которая разминает ему пальчики на руках и на ногах. Марина взрослая, а считает только до пяти. Тимка уже не раз пытался сказать ей, что он знает и цифру шесть и цифру семь, но Марина всё равно говорит ему смешным голосом «яз, ва, ти, тетие, ять» и нажимает пальцем на нос. Тимка при этом мычит, и Марина радуется как маленькая. «Я когда-нибудь всё равно скажу тебе, что есть шесть, и семь, и восемь. И тогда ты ещё больше обрадуешься» — думает мальчик, глядя на неё.

День в клинике был очень хорошим, и только вечер омрачило то, что папа не пришел домой, а мама тихонько плакала, когда укладывала Тимку спать.

Папа пришел только на третий день. Мама даже не ругала его за то, что он принёс Тимке цветную глину и большие листы картона. Позже они с папой нарисовали глиной на картоне и его, и маму. Получилось не очень похоже, потому что Тимка был в желтой футболке, а папа нарисовал его в красной. Но он всё равно назвал сына и себя художниками и повесил картон на стену. Мама Света иногда работает. Наверное, она тоже художница. Так думает Тимка, глядя на то, как она сидит за компьютером и рисует на экране какие-то картинки. Линии, которыми она это делает, получаются тонкими и плохо видными. Тимка показывает ей палец и хочет объяснить, что линии должны быть такие же толстые как палец. Тогда видно их будет намного лучше. «Ах ты, мой умный мальчик! — радуется мама Света. – Понимаешь, что я работаю, и мне не надо мешать». И продолжает. А Тимка снова в сотый раз складывает пирамиду. Ему не нравится, что в ней зеленое кольцо идет за красным и он кладет на его место желтое. Но так пирамидка собирается неправильно и всегда падает. Тимка думает: «Вот же глупые те, которые придумали неправильно. Ведь гораздо красивее, если сначала идет желтое, а перед зеленым – синее. Получается по порядку – солнце, небо, трава. Что тут неясного?», и засыпает. Во сне он видит правильно раскрашенную пирамидку и улыбается.

Поездка к бабушке

Тимке много рассказывали о бабушке, но он её никогда не видел и представлял себе маленькой ручной мышкой, которая будет тихонько сидеть на ладошке и позволять себя гладить. Тимка так хотел подержать бабушку на ладони, что от нетерпения даже повизгивал, пока мама Света его одевала. Дело в том, что врачи разрешили маме и Тиме сделать перерыв в процедурах, и мама с папой решили поехать в гости к бабушке. Конечно же, вместе с Тимкой.

Ехать надо было на поезде, а потом на автобусе. До автостанции от вокзала нужно было идти пешком, поэтому мама решила взять в дорогу прогулочную коляску. В ней Тимка и сидел почти всё время, пока они ехали на поезде. Сначала мама, папа и Тимка ехали в купе одни. Но на какой-то станции к поезду вышла большая толпа пестро разряженных людей. Тимка не знал, что это были цыгане, а мама и папа хорошо это представляли и не очень обрадовались, когда эта толпа целиком пролезла в вагон, чтобы подсадить в их купе старую толстую женщину в зеленом платье с огромными цветами и в платке, замотанном на голове.

Цветы очень заинтересовали Тимку, поэтому он не заметил, что папа вышел из купе, едва поезд тронулся. Тимка внимательно разглядывал цветы, пытаясь понять, видел он уже такие или нет.

— Пусти мальчика, пусть побегает. Что ты его привязала к этой железке? – сказала маме цыганка.

— Мальчик болен, он не может ходить.

— Вай, чем может болеть такой красивый мальчик?! – возразила цыганка и вдруг нагнулась к Тимке и произнесла — Тебе понравились цветы?

Она сказала это на понятном для Тимки языке, который для мамы Светы прозвучал как набор звуков вперемешку с бульканьем.

— Я такие большие ещё не видел. – Ответил ей мальчик. У мамы от удивления глаза стали большие-большие, но Тимок этого не заметил. Он впервые разговаривал с взрослым, который его понимал.

— Твоя мама говорит, что ты не умеешь ходить. Это правда? – снова спросила мальчика цыганка.

— Я не умею на двух ногах, а на четвереньках я хожу очень быстро – возразил Тимка.

В этот момент в купе вошел папа, и цыганка заговорила с ним на языке, понятном взрослым.

— Ты, дарагой, не волнуйся. Я скоро сойду, мешать вам не буду.

— Что вы, я ничего – смутился папа, поняв, что старая цыганка знает, что он ходил к проводнику попросить, чтобы их от неё пересадили. Но она уже отвернулась от него.

— А ты, красавица, зря мальчика мучаешь. Он не болен. Просто ему нужен друг. Большой друг. И тогда его ноги пойдут.

— У него есть друзья – строго ответила ей мама. – И мы нашему сыну тоже не враги. Правда, Тима? – обратилась она к Тимке.

— Вы даже сами себе враги. – Сказала цыганка и снова обратилась к Тимке — Ты большой и умный. Ты все можешь делать сам. Твой большой друг поможет тебе встать на ноги, и ты пойдешь. Только ещё немного подожди, и он придет к тебе.

— Хорошо, я буду ждать — серьезно сказал Тима.

Папа тоже удивлялся, слушая их разговор. Он видел, что сын и эта женщина общаются между собой. Более того, они понимают друг друга.

— Простите — не выдержав, вмешался он. — Но как вы сейчас общались с моим сыном? На каком языке?

— Если хочешь понимать цветы – выучи язык цветов, если хочешь понять бабочку – послушай, о чем она хочет тебе поведать. — Загадочно ответила цыганка. — Надо не быть чужим своему сыну и Бог научит тебя говорить на его языке.

Всю оставшуюся дорогу взрослые молчали. А Тимка наконец понял, где он мог видеть такие цветы. Просто те, что он видел, были гораздо меньше и не такие яркие. Это открытие так утомило его, что он заснул и проспал момент, когда другая толпа цыган громкой разноголосицей приветствовавшая пожилую женщину ворвалась в купе на какой-то станции. Он не услышал строгого возгласа своей недавней собеседницы, кажется, одним лишь словом прекратившей разномастный гомон. Огромный усатый мужчина сказав «Здравствуй, мама!» расцеловался с ней и её осторожно под руки вывели на перрон. Мама с папой в окно следили за тем, как толпа детей и взрослых облепила их попутчицу. А когда поезд тронулся, она подняла голову и неожиданно светло улыбнулась им, чтобы через секунду отвернуться и снова включиться в разговор. Папа, вспомнив, кто ехал с ними, сунулся было проверять карманы. Но все деньги были на месте, и ему второй раз стало неловко перед уже вышедшей из поезда пожилой женщиной, которая, кажется, знала всё. По крайней мере, она знала язык, на котором он должен был общаться со своим ребенком.

Тимка проснулся тогда, когда они уже ехали в автобусе. Автобус слегка качало и от этого за передним стеклом слегка качались облака. Тимка сидел на своей коляске в проходе между сиденьями, и папе приходилось каждый раз предупреждать входящих и выходящих, чтобы были осторожнее. Пассажиры понимали, что с ребенком что-то неладно и всячески старались его развлечь. Какой-то дедушка сделал ему «козу», а сидевшая напротив женщина протянула конфету. Они на несколько мгновений заслоняли Тимке картину за стеклом, и он никак не мог уловить момент, когда облака менялись. Пока дедушка пытался с ним заговорить облако, похожее на льва превратилось в верблюда, а затем и вовсе в стайку маленьких утят. Женщина с конфетой отвлекла его от облака, похожего на огромного кота, а когда он снова посмотрел на него, оно уже было точь-в-точь как Шалай, и Тимка удивленно вытаращил глаза. А потом он увидел на небе замок с башенками, который был похож на тот, что был на рисунке из его книги. Следующее облако гналось за автобусом маленьким щенком, но когда мама, папа и Тимка вышли из автобуса, потому что приехали, щенок куда-то пропал. «Должно быть — убежал» — решил Тимок и тихонько помахал своему небесному дружку.

«Ай, какой у меня внук! Издалека приветствует бабушку!» — услышал он чей-то голос. Пожилая женщина стояла перед ним и улыбалась. Она совсем не походила на мышь, но в её улыбке проскальзывало что-то похожее на выражение хитрой мордочки, крадущейся за сыром. Тимка уловил эту схожесть и засмеялся.

«Ну, здравствуй, внучок» — женщина, обрадованная реакцией мальчика, подняла его на руки. – «Заждалась я уже тебя в гости». От неё вкусно пахло молоком и ещё чем-то, и Тимка положил голову ей на плечо, чтобы запах стал ближе.

Он не понял, что в этот момент навсегда завоевал её сердце и очень удивился, когда из глаз бабушки полились слезы.

— Мама, вы его напугаете! – строго сказала мама Света и забрала сына из её рук.

— Чем это я его напугаю? – проворчала бабушка, вытирая глаза. Но было видно, что на маму она совсем не сердится. 

Новые друзья

Тимка ехал на коляске и совсем не слушал, о чем говорили взрослые. Он увидел в стороне от дороги пасущегося теленка и завизжал от радости, что наконец-то увидел его не только на картинке.

— Что, испугался мой маленький?! – мама Света наклонилась к нему. — Не бойся,  никто тебя не тронет. Это просто теленок. Му-у-ка. – изобразила она голосом телячье мычание.

«Знаю я, что это теленок. Не надо мне как маленькому изображать мычание. Дайте просто посмотреть». – хотел сказать Тимка, но осознал, что его не поймут и горько заплакал.

— Боже мой, что случилось? — наперебой заверещали взрослые. — Он тебя напугал? Ах, он нехороший. Вот мы ему дадим. Вот. Вот. – И мама с бабушкой замахали руками на теленка.

Папа же, у которого из головы никак не выходила сцена в поезде, вспомнил, что сказала ему попутчица и, может быть впервые в жизни, повысил на маму голос. – Да перестаньте вы причитать обе! Разве он похож на испуганного? Ты хочешь с ним пообщаться? – обратился он к Тимке.

Папа взял сына на руки и подошел к теленку ближе. Мальчик замолк. – Ну вот. А то испугался, испугался! – заворчал довольный результатами эксперимента папа. Тимка смотрел в выпуклые телячьи глаза и видел, что теленок тоже хочет с ним познакомиться, но боится взрослых. «Я обязательно найду тебя, и мы погуляем вместе». – Пообещал ему Тимка. «Я буду рад» — сказал ему теленок.

— Ну, пойдемте скорее, а то у меня  угощение уже на столе – прервала их разговор бабушка. Тимка совсем не хотел обидеть бабушку и поэтому закивал, тем более, что с теленком они уже договорились.

Уже целую неделю Тимка с родителями жил у бабушки. Он очень подружился с ней, потому что она Тимку понимает. Иногда бабушка его балует. Например, когда мама не видит, она совсем не настаивает на том, чтобы Тимка съедал ненавистную манную кашу. Она мажет ему кашей щеки, приговаривая «Вот какой молодец, всё съел!», а потом быстренько доедает размазню сама, а внуку дает вкусный кусочек пирога или печенье. Тимке не нравится хитрить, но мама всегда так радуется, когда каша кончается, что мальчик мирится с этой небольшой неправдой. Тем более, что после этого она всегда берет его с собой на прогулку. И иногда даже разрешает поползать по траве. Тимка уже познакомился с ярко-зеленой гусеницей, которая ползает по листикам травы, с курами, которые так и норовят подскочить к нему, если у него в руках есть кусочек хлеба. Тимка сам отдает им хлеб, хотя потом мама ругается. Но ведь хлеб им так нравится. Они расклевывают его на куски, а потом гоняются друг за дружкой, пытаясь эти кусочки отобрать.

Красивый белый петух, который водит кур, этого никогда не делает. Но Тимка заметил, что хлеб он тоже любит, хотя и отдает его курам, подзывая их громким клокотаньем. Сам он с достоинством съедает то, что от кур остается. Он такой важный, что Тимка его немножко боится. И только бабушка заставляет петуха терять достоинство, когда громко крича «Ах, ты, безобразник!», гонит его из огорода. Тогда он улепетывает от бабушки со всех ног и Тимке становится даже немножко жалко красивую величественную птицу.

Ещё у Тимки появился друг. Его принес дед-сосед, как-то заглянувший в гости и познакомившийся с ребенком, сидящим в коляске или ползающим по траве. Маленький жёлтый щеночек прижился в доме лишь потому, что Тимка, увидев его, неожиданно стал говорить. Когда мама спросила деда «Это кто, мальчик?» Тимка вдруг неожиданно для всех повторил «Мячик». Это слово и стало щенку кличкой, хотя поначалу мама возражала против того, чтобы он оставался. Мячик маленький, но такой шустрый, что Тимка не может удержать его в ручках. Малыш выворачивается из объятий так рьяно, словно у него под кожей резиновые шланги. Он прыгает вокруг коляски и смешно тявкает. Мячик – щенок охотничьей собаки и переданные ему матерью навыки использует на все сто. Он любит пугать кур. Притаившись, Мячик дожидается, пока они где-нибудь собираются стайкой, а затем кидается в эту толпу. Тимка представляет, какой ужас испытывают птицы, когда на них несется лохматое, косматое, ушастое существо и вполне их понимает, когда они с криком разлетаются в разные стороны. Он бы тоже разлетелся, но Мячик Тимку не пугает. Наоборот, наигравшись, щенок забирается Тимке на колени и засыпает, пока мальчик аккуратно играет с его большими ушами. Тимка больше ни разу не выговорил его имя, но Мячик очень хорошо различает тот звук, которым мальчик его зовет, и всегда на него отзывается. А ещё он лижет Тимке руки и щеки, и от них потом так интересно пахнет. Мама, правда, этих забав не одобряет и всегда моет Тимке после прогулки руки и лицо.

Весна

На второй неделе пребывания в деревне Тимка сделал открытие. Произошло это, когда бабушка привела во двор огромное коричневое животное с гривой и длинным хвостом. Тимка сидел на крыльце, когда лошадь с бабушкой вошли во двор. Мальчик так поразился величине животного, что громко закричал от удивления. Мамы дома не было, она ушла в магазин. Но крик мальчика услышал папа и, выскочив из дома, выхватил его из коляски и прижал к себе: «Что случилось, Тима?! Чего ты испугался?!». Тимка вертелся в его руках, пытаясь ещё раз посмотреть на это большое чудо, но папа унес его домой. Потом пришла бабушка и рассказала папе и Тимке, что лошадь какие-то хулиганы украли в соседнем хозяйстве, накатались и бросили неподалеку. Старая кобыла сбила бабки, пока рысью и галопом носила на себе дикую компанию наездников, и теперь у неё болели ноги. Бабушка когда-то работала ветеринаром и поэтому оставила кобылу у себя, не отдав её приехавшему скотнику: «Знаю я вас, сейчас отрядите животное возить навоз. А ей элементарно вылечиться надо. Лучше найдите этих дикарей, кто ей ноги попортил, да ремешком их, ремешком!». Скотник немного поспорил с бабушкой, а затем уехал.

Тимке не дали познакомиться с лошадью сразу. Бабушка сказала, что её зовут Весна, и что она будет теперь жить в сарае. «Потом ты с ней обязательно познакомишься» — пообещала она внуку и Тимка успокоился. Бабушка его никогда не обманывала. Мальчик стал просто ждать, когда придет время для знакомства.

И время пришло. Совсем неожиданно.  Мама ушла в магазин, оставив Тимку с бабушкой. Папы снова не было дома, потому что он опять уехал на свою «работу». Бабушка затеяла тесто, и его нужно было перемешать. Она сказала Тимке: «Посиди, пожалуйста, здесь. Я скоро!» — и ушла в дом.

Тимка хотел позвать Мячика, но потом вспомнил, что щенок убежал за мамой. Мама по дороге из магазина всегда угощала Мячика конфетами и так разбаловала, что щенок готов был бегать за ней целый день. Но он понимал, что Тимка тоже хочет с ним пообщаться, и после магазина всегда прибегал обратно.

А однажды Мячик решил сбегать к магазину сам. Без мамы. Вернувшись, он рассказал Тимке, что его никто конфетами не угостил. Наоборот, какой-то мальчишка хотел бросить в него палкой, но песик вовремя убежал. Мячик был так взволнован, что Тимка с трудом его успокоил. Но щенок потом до самого вечера отскакивал даже от лежащих на земле палочек, ему все казалось, что они в следующую секунду полетят прямо в него.

Тимка немного подумал, затем сполз с крыльца и отправился к сараю. Добравшись до ворот, он заглянул внутрь и удивился. Внутри было немножко сумеречно, но совсем не страшно. Наоборот, там пахло сеном, овсом и ещё чем-то терпким. Запах был осязаемым, его, кажется, можно было даже ощутить на языке.

Под навесом перед сараем стояла лошадь и изредка махала хвостом. Она была сыта и стояла просто так, смотря по сторонам. Когда она взглянула на Тимку, мальчик от неожиданности даже слегка испугался. «Я пришел к тебе. Покажи, где ты живешь» — попросил он кобылу на своем языке. Животное подошло к мальчику и наклонило голову. «Проходи. Я рада, что ты пришел» — сказала Весна. Тимка не совсем понял язык, на котором она говорила с ним, но то, что его отсюда не прогонят, он ощутил совершенно ясно. И двинулся дальше. Под руками была прохладная свежескошенная трава, которой бабушка кормила животное. Она пахла так терпко и вкусно, что малыш ещё ниже нагнулся, пытаясь впитать в себя этот запах. А потом поднял голову и посмотрел прямо в выпуклый лошадиный глаз. «Мне тоже нравится, как пахнет трава!» — сказала ему лошадь и кивнула головой.

Перед лицом мальчика оказалась тонкая лента узды, и он резко схватился за неё рукой. Лошадь от неожиданности вздернула голову, и крепко державшийся за уздечку мальчик вдруг встал на ноги. Лошадь тоже поняла, что в этот момент с её новым маленьким приятелем произошло что-то неожиданное, и замерла. А Тимка стоял, держась одной рукой за узду, а другой за жердь загона. Ноги его подкашивались, но он упрямо стоял, потому что боялся выпустить уздечку из рук и упасть.

«Тебе тяжело?» — спросила его лошадь, и он замотал головой в разные стороны. Ему было не тяжело, но неожиданное и какое-то необычное ощущение появилось в ногах. Как будто в них что-то щекотало его изнутри.

«Ну, нет. Садись, давай, а то упадешь» — сказала лошадь и тихонько опустила голову. Мальчик мягко опустился на траву и разжал руку. Рука пахла Весной и ещё чем-то резким. Тимка не знал, что так пахнет сыромятина.

Он потрогал свои колени и вдруг спросил: «Я пойду? Сам». Лошадь утвердительно кивнула: «Конечно. Чуть позже ты прекрасно сможешь это делать. И мы будем вместе гулять». Она тихонечко приблизила к лицу мальчика шершавую морду, и дохнула теплым воздухом прямо на него.

Тимка представил, как они будут идти вместе по лугу, и эта картина вдруг заставила сердце сильно-сильно забиться. И он заплакал.

«Что ты, мой маленький?» — от крыльца уже бежала бабушка: «Зачем ты сюда приполз? Она тебя напугала?». Бабушка подхватила Тимку на руки и унесла в дом.

Лошадь тихо отступила под навес и на её глазах тоже показались слезы. Она сильно мотнула головой, и слезы с глаз сдуло волной воздуха.

Весна вдруг вспомнила, как была маленьким жеребенком и бегала за мамой по лугу. Мама легонько отталкивала её шеей, одновременно проводя мордой по спине, и от этого малышке хотелось смеяться, и ещё сильнее подпрыгивать на месте.

Спасибо, Мурзик!

Прошла ещё неделя. Тимка пытался вспомнить, что он чувствовал, когда сам стоял на своих ногах. Ощущения не возвращались, и мальчик очень сердился на свои ноги. Но он все равно знал, что лошадь сказала ему правду, и когда-нибудь они будут гулять по лугу вместе. При мысли об этом на глазах Тимки снова выступали слезы, а мама опять начинала беспокоиться. «Тима, что с тобой?» — непрестанно спрашивала она и, не умея перевести вырывающиеся из его горла звуки в слова «Мама! Я пойду!», начинала плакать вместе с ним.

И тогда на неё внезапно рассердился папа: «Ну что ты пристаешь к мальчику? Он может быть нам что-то важное сказать хочет, а ты ревешь беспрестанно». Он взял Тимку на руки, пошел с ним во двор и, держа за ручки, поставил на ножки. «Ничего, Тимка, ничего! Врачи тоже могут ошибаться! А мы с тобой ещё будем гулять!» — говорил он мальчику и волок его ножками по траве. От этого начинала болеть спина и Тимка плакал. Он вырывал у отца одну руку, потому что помнил — так легче было встать самому — и однажды у него внезапно вырвалось слово «Дай!».  

Папа от неожиданности чуть не выпустил сына из рук. «Дам! Конечно, дам! Все, что хочешь дам, лишь бы ты был здоров!» — с волнением сказал он. А Тимка заулыбался. Он теперь знал, как сказать то, что он хочет.

Через два дня Тимка и Мячик научились играть с теннисным мячом. Тимка кидал его в угол двора и кричал «Дай!». Мячик, хлопая ушами, кидался в ту сторону, ловил мяч и в зубах приносил его обратно. Игра эта им очень нравилась, щенок неустанно бегал и бегал за любимой игрушкой, пока однажды их игрой не заинтересовался кот Мурзик.

Мурза-бай, как называл его папа, был котом внушительных размеров. Тимка даже не мог взять его на руки, настолько он был тяжел. Кот повисал в руках как тряпка, волочащаяся по земле. Тимка не раз приглашал его поиграть, но кот хитро щурил глаз и отказывался: «Я что, маленький? Не пойду!». А тут вдруг заинтересовался и решил присоединиться. Когда Тимка в очередной раз бросил мяч кот вдруг поймал его и лапой погнал дальше. Мячик от неожиданности так и сел на землю: «Ты чего? Мы же играем?!».

Кот уселся, закрыв мяч собой: «Я тоже хочу!». Он подошел к Тимке и прижался к нему всем телом. А Мячик побежал за мячом. Они не поругались. Через минуту Мурзик и Мячик гоняли игрушку по двору, а Тимка громко смеялся, когда кот нечаянно хлопал лапой по собачьему носу. Мячик обижался, но Тимка говорил ему: «Не сердись. Он же нечаянно», и песик тут же забывал обиду.

Бабушка любовалась их игрой с кухни и звала маму посмотреть. Но мама листала очередной медицинский справочник, ей было не до детских игр.

В тот день была суббота. Папа с мамой с утра, пока Тимок ещё спал, уехали в город. Бабушка накосила Весне травы, напекла пирожков и ушла куда-то по своим неотложным делам.

Тимок сквозь сон услышал запах пирожков, от которых сладко заныл желудок и окончательно проснулся. В доме было тихо, и он сразу понял, что никого нет. И тогда он решил добраться на кухню сам. Тимка сполз с кровати и пополз на запах. Мурзик направился следом за ним. До кухни они добрались вместе. Но подсадить Тимку на стул было некому. Он сидел у стола и смотрел на пирожки, которые даже издалека казались такими вкусными. Попробовать их хотелось все сильнее.

«Ты хочешь есть?!» — спросил кот. Тимка кивнул. Кот влез на стол, сбив с блюда несколько пирожков, лапой погнал их к краю стола. Наконец, один из них шлепнулся рядом с Тимкой. Затем второй. Мальчик взял пирожок и откусил от него. Пирожки и правда оказались очень вкусные, хотя творог Тимка не очень любил. Тогда он выковырял начинку и положил её на пол. Кот подсел к нему и стал есть. Когда бабушка пришла, она увидела, что донельзя довольные Тимка и Мурзик, сидя рядом на полу, поедают пирожки. Кот собирал с пола творог, пока малыш съедал остальную часть пирожка без начинки.

«Вот это да!» — сказала бабушка. Она сразу догадалась, с чьей помощью мальчик достал со стола пирожки, и попеняла коту «А стакан с чаем не мог подать?». Кот смутился и есть перестал. «Не ругай его!» — сказал бабушке Тимка. Получилось немножко неуклюже — «гай, гай», но бабушка поняла. «Не буду, не буду!» — забормотала она. А потом вдруг спросила «А кто теперь будет есть манную кашу?».

Часть каши бабушка переложила в Мячикову миску, но её все равно осталось довольно много. Мурзик доел творог, а затем съел и кашу. А Тимка с удовольствием допил компот и сказал коту «Спасибо!».

Прогулки верхом

Благополучно минуло ещё несколько дней. Приближалась пора снова возвращаться в город и приступать к процедурам. Тимка помнил, что они ему нравились, но с тех пор прошло уже столько времени и случилось столько событий, что мальчику стало казаться — все это было в прошлой жизни. Так далеки были от сегодняшнего дня и сегодняшних Тимкиных друзей и доктор Дарья Андреевна, и медсестра Марина. Ему все больше и больше нравилось общество Мячика и Мурзика, Весны и даже важного белого петуха, которым Тимка любовался издалека.

На днях к ним зашел веселый дедушка. Он взял Тимку на руки, пощекотал его лицо колючими усами и уселся на лавку. Они поговорили о чем-то с бабушкой, пока мальчик наблюдал, как смешно шевелятся  при разговоре его усы. А потом он стал приставать к Тиме: «Ведь ты лентяй, парень! — говорил он строго. – Всё ты умеешь, только ленишься». Тимка кивал деду и тот довольный поддакивал: «Вот. Что я говорил? Сам понимает, что лентяй!», — и смеялся квакающим смехом. Мячик Тимкиного стремления пообщаться с дедом не разделял. Ему отчего-то не нравился этот резко пахнущий человек, и пёсик тихонько рычал на гостя из-под стола.

«Зачем ты хочешь его напугать?» – спросил щенка Тимка. «Он злой, злой!» — гавкнул Мячик. «Да ну, никакой он не злой. Просто большой и веселый!» — возразил Тимка и они с щенком чуть не поссорились. Мячик уполз в дальний угол и затих.

Тимка попросился сойти с рук и гость осторожно поставил его на пол, придержав за одну руку, а второй мальчик схватился за его колено. Он держал ребенка за ручку так, как это было нужно – не крепко, но и не слабо. Тимка постоял немного и вдруг это знакомое ощущение, когда ноги щекочет изнутри, вернулось. Он оперся на колено и переставил ногу. Сам. Стало так страшно, что он сейчас упадет, что Тимка чуть не расплакался. Едва увидев плачущую гримаску мальчика, дед схватил его на руки и прижал к себе. Они вместе с бабушкой еле сдерживали слезы. «Ну вот! — негромко произнес дед. – Ну вот же, получилось. А ты боялся!». Но Тимка уже не боялся. Он понял, что его ноги узнали, как нужно двигаться. И теперь можно будет при случае им об этом напомнить. Потом. Не сейчас. Сейчас ещё немножко страшно. А потом он привыкнет к этому ощущению и страх пройдет совсем.

На кухню вышел заспанный Мурзик и потерся о бабушкины ноги. « Я могу идти! – сказал ему Тимка. – Я сейчас прошел целый шаг!». Кот недовольно мурлыкнул — «Опять я что-то пропустил? И рявкнул подбежавшему Мячику: «Разбудить не мог?!».

— А я что? Я ничего! Я сам только что пришел! — ответил ему не понявший ничего щенок.

— Не ругайтесь! – Тимка улыбался во весь рот. – Я вам все потом ещё раз покажу! Обязательно покажу!

Наступили последние выходные в деревне. Мама с папой уже начали потихоньку собираться в город. Тимка видел, что мама уже несколько раз перебирала вещи, а папа все порывался ещё раз сходить с соседом на рыбалку.

Бабушка украдкой плакала и все чаще целовала Тимку в глаза и нос. От её слез становилось щекотно в глазах, но Тимка мужественно держался. Мурзик так и норовил оттеснить от Тимки Мячика и забраться малышу на колени. Но кот был такой тяжелый, что Тимка тут же спихивал его с себя: «Посиди здесь, рядом». И они обнявшись сидели, глядя как бабушка месит тесто на пирожки или выбирает из вишни косточки.

Даже Весна почувствовала что-то неладное и все чаще выглядывала из сарая через дверной проем. Мальчик больше не ходил к ней один, но вместе с папой они не раз гуляли с лошадью по двору. Папа сажал Тимку на лошадь и показывал как нужно держаться. Тимка вцеплялся  в гриву и замирал от восторга. Ноги его напрягались, и он сквозь штанишки чувствовал, как двигаются под ним мощные лошадиные мышцы. Весна осторожно ступала по двору, пытаясь не двигать спиной, чтобы мальчик не соскользнул и, чуть только почувствовав опасность падения, останавливалась. Мальчик ложился животом на  холку и обнимал лошадь руками за шею. Выпуклый лошадиный глаз становился близко-близко и в нем отражались небо, трава, папа, и сам обнявший Весну Тимка. «Я тебя люблю!» — говорил мальчик лошади. «Ещё покатаемся? – щурясь, спрашивал его хитрый карий глаз. Но тут папа говорил «хватит» и уносил Тимку на веранду, мыл ему руки и лицо. При этом смывался терпкий лошадиный запах, поэтому Тимка всячески протестовал против «водных процедур».

Но даже мама перестала возражать против таких прогулок, и Тимка все чаще оставался на дворе с собакой, котом и лошадью.

Помощь большого друга

А в воскресенье в одно из таких свиданий с друзьями мальчик пропал. На самом деле он, конечно же, никуда не делся. Просто никто не заметил, что малыш заполз в сарай. Кот грелся на завалинке и этот момент упустил. А Мячик убежал к папе на речку попросить рыбки. Но папа ещё ничего не поймал, и пёсик пристроился рядом — подождать. Он не отрываясь смотрел на прыгавший вместе с поверхностью пруда поплавок и повизгивал, когда красный кончик скрывался под водой.

Тимка пробрался в сарай и нашел там интересную штуку, в виде свитой петли из двух толстых железных стержней. «А что это?» — спросил он у лошади. «Не знаю» — ответила та.

Тимка долго вертел в руках приспособление, которым делают дырки в сыромятных ремнях, чтобы скрепить их. Он попытался копнуть им землю. Получилось, но лопаткой копать все же было удобнее. Потом он вставил железку в щель меж бревен и повернул. И она намертво закрепилась там, став ручкой. Мальчик попытался достать её обратно, но устал и вымазался так, что решил отдохнуть прямо здесь, в яслях у лошади. Он лег на спину и несколько минут ловил глазами лучик солнца, так и норовивший пробраться сквозь щель между жердями навеса. А потом не заметил, как заснул.

Лошадь улыбнулась и, встав около двери, затенила пространство сарая, в котором сразу же образовались сумерки.

Прошло часа полтора и бабушка почувствовала неладное. Она выглянула во двор. Тимки нигде не было. Она даже сходила на пруд, но ещё издали увидела, что папа сидит там только с щенком и мальчика рядом с ними нет.

Тут пришла из магазина мама и бабушка сказала ей, что Тимок пропал. Бабушка заглянула даже в сарай, а поскольку Тимка спал в яслях, она его не увидела.

Мама сначала не поверила, потом обежала дом, двор и только тут начала плакать. Она побежала на пруд и вернулась вместе с папой и Мячиком. Папа был растерян, а Мячик никак не мог понять, чего все волнуются. Он сбегал в сарай, нашел там Тимку и выбежал сказать, что малыш цел и невредим. Но его никто не слушал.

Тогда щенок снова убежал в сарай и ткнулся мокрым прохладным носом Тиму в лицо. Тимка как раз видел во сне, что папа ведет его за руку и никак не мог понять, почему рука у папы, которой он вытирает ему щечки, мокрая. Он отмахивался, а Мячик ловил зубами его руку и снова лизал в лицо. И тогда Тимка проснулся окончательно. Он услышал, как плачет мама и оправдывается виноватым голосом папа. Как бабушка тоже плачет, причитая: «Это я не доглядела!». Потом он услышал другой, чужой голос и догадался, что к ним пожаловал старик-сосед.

— Надо идти искать его на пруду или на лугу! – предлагала мама, но дед ей возражал.

— Его непременно увидели бы и вернули, если бы он полз туда. А раз никто не видел, то там его не было!

И тут мама заплакала по-настоящему:

— Мальчик мой! Сыночек! – звала она Тимку.

Тим почувствовал, что пора объявляться. Он стряхнул с себя траву, налипшую на курточку, и попытался выползти из яслей. Это оказалось не так-то легко. Мешал борт. И тогда Тимка решил через него перелезть. Он встал, держась за борт одной рукой, и попытался достать столбик, чтобы за него ухватиться.

— Что ты хочешь сделать? – спросила его лошадь.

— Хочу вылезти. К маме. Мама плачет. – Сказал ей Тимок.

Лошадь взялась зубами за воротник курточки и осторожно перенесла мальчика через край яслей. Он сел на землю и стал думать как ему быстрее выйти из сарая. Обняв лошадиную ногу, он попытался привстать и это у него слегка получилось. Лошадь нагнулась и подставила Тимке узду. Мальчик схватился за кожаный ремешок и вдруг понял, что надо делать. Он махнул рукой и лошадь дернула головой вверх. Тимка встал на ноги и обняв другой рукой одну из лошадиных ног сказал: «Пойдем!»…

Мама плакала навзрыд, и папа успокаивал её. Растерянную бабушку дед-сосед уговаривал не паниковать, а вспомнить, где она оставила Тимку. И в этот момент малыш держась за ногу лошади, вышел из сарая. Весна тихонько переставляла ногу, за которую держался мальчик, вися другой рукой на узде, и ему ничего не оставалось, как переставлять ножки вслед за лошадью. Шаг за шагом они приблизились к двери, и увидевший их первым дед-сосед сказал: «Вот же он. Сам нашелся!». Потом мазнул рукой по глазам и прошептал: «А говорили — ходить не может!».

Мама остолбенела, а Тимка улыбался во весь рот. Но улыбаться и идти было трудно, поэтому голова мальчика запрокидывалась назад. И лошадь вовремя подставляла морду, чтобы Тим от избытка эмоций не опрокинулся.

А эмоций было море от того, что мальчик на собственном опыте понял, если у тебя есть друг – ты не беспомощен. Если у тебя есть друг, то ты не будешь голодным, потому что будет кому достать пирожки с высокого стола. Если у тебя есть друг, то можно заставить ноги вспомнить, как нужно ходить. И пойти. 

Первым опомнился папа. Он подбежал к сыну и схватил его на руки. «Тимка, сынок, да ты молодец!» и вдруг вспомнил слова старой цыганки. «У тебя теперь есть большой друг!» — сказал он. И подошел к вытиравшей слезы маме, чуть не споткнувшись о вертевшегося под ногами Мячика. 

Мама обняла Тимку и прижалась мокрым лицом к лицу ребенка. И тут Тимка не выдержал и заплакал вместе с ней.

«Да кончайте вы рыдать все! – завопил дед. – Пацан сам пошел, радоваться надо, а они тут сырость развели. Ну-ка, сосед! – обратился он к папе – Уйми женщин, а я сейчас приду!». И он вышел со двора, чтобы через пять минут вернуться с огромным ломтем хлеба, посыпанного солью. «На-ка, животина, угостись!» – сказал он Весне и протянул её хлеб. Лошадь осторожно мягкими губами взяла хлеб и стала жевать.

А Тимка сквозь слезы смотрел на неё и видел, что она улыбается.

Через два дня они вернулись в город, и мама повела Тима в клинику. Там малыш стал героем дня, потому что все просили его показать как он может идти. Дарья Андреевна каждый раз, когда Тимка делал шаг, моргала и говорила «Невероятно!», а медсестра Марина непрерывно вытирала слезы и лезла целовать мальчика. Было приятно, хотя и немного утомительно.

А потом, во время процедур, Марина перестала сюсюкать и серьезно как взрослому сосчитала Тимке «раз, два, три, четыре, пять». Тимка кивнул — «дальше», и Марина послушно продолжила: «шесть, семь, восемь, девять, десять». А потом все же схватила малыша на руки, и как он ни вертелся, пытаясь вырваться, звонко поцеловала в щёку: «Тим, ты – маленький мужчина!». И Тимка тут же поднял обе руки вверх: «Я не маленький. Я – большой!».

 

 

 


Калашников Евгений Александрович

Родился в 1955 году в городе Похвистнево. В 1973-м окончил здесь школу №7, в 1976-м — авиационное училище в Тамбовской области. После нескольких лет работы в Бугурусланском лётном училище пришёл работать в редакцию газеты «Ленинская правда» (впоследствии — «Похвистневский вестник»). За 30 с лишним лет был литературным сотрудником, заведующим отделом писем и массовой работы, ответственным секретарём, главным редактором. Имея широкий спектр интересов и наклонностей, окончил в разные годы Оренбургский университет марксизма-ленинизма, курсы в Самарском доме политического просвещения и Всесоюзном институте повышения квалификации работников печати (г. Москва), Самарскую школу бизнеса.

Одно из главных увлечений всей жизни — спорт. Неоднократно становился чемпионом и призёром Похвистневского района и города Похвистнево по волейболу, настольному теннису, шахматам и многим другим видам спорта. Долгие годы возглавлял волейбольную федерацию района и города. Литературным творчеством начал заниматься, будучи учащимся начальных классов. В дальнейшем постоянно повышал мастерство, печатался в газетах и журналах области, в поэтических сборниках. Был победителем разнообразных литературных конкурсов в поэтической и прозаической номинациях. Выдан членский билет №1 похвистневского литературно-музыкального общества «Родник». Первые стихи написал, будучи школьником. Они были опубликованы в стенгазете. Далее произведения находили место в газетах Тамбовской, Оренбургской, Самарской и других областей. Многие стихи Е.А. Калашникова входили в различные поэтические сборники. Например, несколько стихотворений и песен на его стихи вошли в поэтический сборник «Сердцу милая земля», вышедший Похвистневским информационно-издательском центре в 2001 году.     Е.А. Калашников является редактором стихотворных сборников многих поэтов Самарской и Оренбургской областей, в числе которых Николай Кавкаев, Александр Мухин и другие.

В содружестве с похвистневскими самодеятельными композиторами Анатолием Ивановым, Олегом Лемякиным, он написал многие песни, которые исполнялись и исполняются для широкой аудитории. Это «Гимн Самарского цирка», «Песня о Бугуруслане» и песни, посвящённые футбольным командам «Крылья Советов» (Самара), «Нефтяник» (Похвистнево) и т.д.

 

К 80-летию Похвистневского района

Первое место в конкурсе «Земля любви моей»

МОЙ РАЙОН

Моя земля, мой край, моя любовь!

Шагаю вдоль просёлочной дороги,

И ковыли меня ласкают вновь,

Крапива жарко обжигает ноги.

На ягодной поляне отдохну

Под гул шмеля и шелест липы старой,

А в роднике ладонью зачерпну

Прозрачного, холодного нектара.

Живительная влага — мой район!

Я без тебя едва не задохнулся.

Был далеко — и это страшный сон…

Как хорошо, что я домой вернулся.

Моя деревня… Старенький плетень…

Домишко, покосившийся с годами…

И для меня настал счастливый день.

Стою в проулке с мокрыми глазами.

Родней простора в мире не найти.

Близки душе леса, овраги, нивы.

Приятны сердцу летние дожди

И Кинеля весенние разливы.

О, мой район! Тебе всегда везёт

И на успех, и на людей хороших.

Когда я здесь — душа моя поёт

И радуется вновь садам и рощам.

Архивы много в памяти хранят —

В них всё о зарождении района.

А он своей историей богат,

Являясь украшеньем региона!

Немало с той поры прошло веков,

Как в этом крае люди поселились.

И не секрет для наших земляков:

Здесь чудо-поселенья появились…

Савруха, Терегель, Большой Толкай —

В названиях история нетленна.

Рысайкино, Подбельск — любимый край.

О добрых предках память сокровенна!

Большая Ёга, Старый Аманак —

Как дорого для сердца вы звучите.

Нигде вас не забыть мне и никак.

Наперекор любым ветрам живите!

Ахрат, Нижнеаверкино, Пример —

Как много в этих звуках для района!

Не очень-то велик его размер,

Зато для урожаев супер-зона.

Для местных земледельцев нет преград,

Бороться с непогодой научились.

Сегодня — дождик, послезавтра — град,

А там, гляди, рекордов уж добились.

Но хлеб, конечно, лёгким не бывал.

Посеять и убрать — большое дело.

Порой колхоз по крохам собирал,

И лишь потом от счастья сердце пело.

Вы видели, как утром по росе

Идёт пастух за тучными стадами?

Животноводов здешних знают все.

Район они прославили делами.

                      

Доярки наши — поискать таких!

Надоями прославились большими.

Такой бы посвятить им надо стих,

Чтоб всё Поволжье восхищалось ими!

А в «Северном Ключе» свинарки есть —

На всю Россию славой прогремели.

Они району укрепляли честь

И гордость за него создать сумели.

Певцов, поэтов в деревнях не счесть.

И чудеса творят они на сцене.

Художники, танцоры тоже есть,

И их талант по-своему бесценен.

А школы в сёлах хорошо живут.

Программу президента выполняют.

И те, наверно, без сомненья, лгут,

Кто говорит, что школы «выживают».

Как радует сегодня молодёжь —

В политике и в спорте, и в работе.

Её за «просто так» не проведёшь —

Она играет на высокой ноте!

Район родной! А восемьдесят лет

Тебе не дашь: ведь ты же молодеешь!

Ни у кого сомнений просто нет:

Столетний юбилей ты одолеешь!

Каким аршином мерить твой успех?

Какие для тебя подходят мерки?

Ты мил, хорош и радостен для всех.

И почести тебе, и фейерверки!

 

   Не все — поэты

Что толку изводить бумагу,

Когда талантом обделён!

Совсем не важно: ты — салага

Иль сединами убелён.

Сегодня пишет каждый третий,

Но редко встретится поэт.

И вряд ли честно кто ответит,

Что нет таланта. Просто нет!

Виноват…

А к празднику мне — ни открытки.

Хотя, если честно, то ждал.

Возможно, вы скажете: «Прыткий,

А сам-то кому написал?».

Но нет, не писал, закружился

В делах и заботах своих.

Забыл о друзьях, умудрился…

Молчанье в ответ и от них.

Кого-то не видел годами,

А чей-то и адрес забыл…

Друзья! Виноват перед вами —

И это в стихе изложил.

 

В АТАКУ, «КРЫЛЬЯ»!

(Гимн футбольного клуба «Крылья Советов»)

Сегодня праздник — опять футбол.

И снова «Крылья» идут вперёд.

Смелей, ребята, нам нужен гол.

Пусть будет жарко у тех ворот.

Припев.

«Крылья», в атаку, «Крылья»!

Самара ждёт блистательных побед.

«Крылья», расправьте крылья.

За вами слава многих лет.

На стадионе народ шумит.

Свисток арбитра — и час настал.

Полны трибуны, и мяч звенит.

Хотим, чтоб лучше наш клуб сыграл.

Припев.

«Крылья», в атаку, «Крылья»!

 Самара ждёт блистательных побед.

«Крылья», расправьте крылья.

За вами слава многих лет.

Вы гордость наша, любовь волжан.

Мы твёрдо верим, что вы сильней.

Соперник снова в штрафной прижат,

Не упустите игры своей.

Припев.

«Крылья», в атаку, «Крылья»!

Самара ждёт блистательных побед.

«Крылья», расправьте крылья.

За вами слава многих лет.

 

ТАНГО БЕЗ ТЕБЯ

(Слова Е.Калашникова, музыка А.Иванова)

Неразделённая любовь,

Она во мне ещё жива.

Лишь только танго слышу вновь —

Опять кружится голова.

Как птица с раненым крылом

Не затихающая боль.

Я вспоминаю о былом,

И сердцем снова я с тобой.

Припев

Танго — танцую мысленно с тобой,

Танго — ты мой любимый, мой родной.

Танго — нас разлучила вновь судьба,

Танго — не верю я, что навсегда.

При встрече взгляд свой отвожу,

Не смею слова я сказать.

Тобой, как счастьем, дорожу

И не хочу тебя терять.

Твой голос снова слышу я,

Хоть в этот час я не с тобой.

Пусть это танго без тебя,

Но всё равно ты будешь мой!

Припев

Танго — танцую мысленно с тобой,

Танго — ты мой любимый, мой родной.

Танго — нас разлучила вновь судьба,

Танго — не верю я, что навсегда.

 

 

 

 


БУРМИСТРОВА

Лилия Раильевна

родилась в 1968 году в Казахстане, выросла в Башкортостане и получила образование в Самаре, — закончила институт журналистики.

Лилия Раильевна является членом творческого объединения «Родник» и татарского культурно-просветительского общества «Туган тел».

Л.Р. Бурмистрова является обладательницей Дипломов литературно-музыкального и художественного конкурсов «Салют Победы» и «Земля, что отчею зовем» в номинации «Фотография».

В 2010 году при подготовке и проведении I Всероссийского сельского Сабантуя» Л.Р. Бурмистрова подготовила книгу «Сохраняя вековые традиции», к 400-летию села Алькино Похвистневского района. В ней рассказано об истории, его сегодняшнем дне, его людях. Большое место в ней отведено деятельности общества «Туган тел». Она ярко иллюстрирована фотографиями автора.

Лилия Раильевна – участница и Дипломант областного конкурса «Толерантная журналистика как инструмент формирования гражданского общества в России» в номинации «Печатные СМИ».

 

 


Алексеева Тамара Лаврентьевна

Заслуженный работник культуры РФ, член Самарской организации Союза профессиональных литераторов РФ.

Она родилась в 1952 году в селе Башкирка Оренбургской области.  Детство и юность прошли в селе Старопохвистнево Похвистневского района  Куйбышевской (Самарской) области. Работала директором сельского Дома культуры. Окончила Самарский институт культуры и искусств. Много лет возглавляла Управление культуры администрации муниципального района Похвистневский.

Тамара Лаврентьевна – одаренный человек, дипломированный специалист. Она творчески подходила к решению важных задач развития культуры региона, в возрождении традиций народов, населяющих большой многонациональный Похвистневский район. Под её руководством талантливые художественные коллективы добивались таких достижений, о которых известно не только в районе, области, России, но и за рубежом. Талант руководителя в ней отлично уживался с талантом поэта. Она может в поэтических строчках выразить свое отношение к Родине, России, краю,  родному селу.    Стихи пишет с детства. Печаталась в газетах «Пионерская правда», «Похвистневский вестник», в сборнике «Земля, что отчею зовем». В него вошла целая подборка удивительно теплых стихов.

Люблю родимое село,

Сады и рощи сельские,

И хлебороба мастерство,

И избы деревенские.

И синий сумеречный свет,

И заросли шиповника,

И тихий солнечный рассвет,

И песни под гармонику…

На творческих встречах с населением она читает также свои произведения, как «Расплела берёза золотые косы», «Мамаев курган», «У обелиска», «Родимая сторонка», «тропинки к родному дому»… Под таким названием в 2010 году Алексеева издает сборник стихов. Сегодня его можно найти во всех библиотеках района, в домах почитателей поэтессы. В творческом багаже Алексеевой – награды Самарской Губернской Думы, Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, Министерства культуры, молодежной политики и спорта Самарской области, главы муниципального района Похвистневский…

«Мы – часть твоя, губерния Самарская моя»

Т. Алексеева

 

И как же тобой не гордиться

 

Губерния – сердце России,

Гордимся, Самара, тобой.

В военные годы лихие

Была ты столицей второй.

         Остались надёжною базой

Богатства Самарской Земли –

Бегут «Жигули» автоваза,

И в Космос летят корабли.

Поля золотятся пшеницей,

Леса – непроглядная высь.

Ну как же тобой не гордиться,

Губерния, – здесь родились!

И в самых больших начинаньях

Ты в первых рядах пред страной.

Так радуй своим мирозданьем

Поволжья народ трудовой!

 

Памяти поэта П.И. Руденко

 

Дожди заплакали навзрыд

Без всяких правил.

Ну разве будешь ты забыт,

Руденко Павел?!

 

Стихом и песней на века

Район прославил.

Поэт, создатель «Родника»

Руденко Павел.

 

Остался юнгой ты для нас

Неугомонным.

Звенят, звенят колокола

Печальным звоном.

 

Ушел закатом золотым

Искать покоя.

Прости нас грешных и живых

За всё земное….

 

Потомки свято будут чтить

Твоё наследье.

Ты жив! В стихах, что будут жить

Поверь, столетья!

Гимн поселения Старопохвистнево

Укрылось село за дубравой лесною,

Где тучные зреют на солнце хлеба,

Где свято хранится наследье былое,

А труд хлебороба – и жизнь, и судьба.

 

     Припев: Доброю славой живет в поселении

                    Народов Поволжья большая семья!

                    Все испытания, в трех поколениях,

                    Ты одолела родная земля!

 

Ятманка, Сукаевка и Земледелец,

Красивее весей нигде не сыскать.

Есть Новая Точка – здесь каждый умелец

И малую Родину любит как мать.

 

     Припев: Доброю славой живет в поселении

                           Народов Поволжья большая семья!

                           Все испытания, в трех поколениях,

                           Ты одолела родная земля!

 

Любые преграды нам вместе по силам,

Мы вправе гордиться великой страной.

Деревни и села – частица России,

Частица России и дом мой родной!

 

       Припев: Доброю славой живет в поселении

                      Народов Поволжья большая семья!

                      Все испытания, в трех поколениях,

                      Ты одолела родная земля!

Тропинка к дому

 

Счастье – видеть месяц над окошками,

Солнца луч, лазоревый рассвет,

На крутой, заснеженной дорожке

За собой оставить первый след.

 

Счастье – сохранить тропинку к дому,

И тепло души друзьям дарить,

Принимать судьбу, как аксиому –

Ты родился, чтоб добро дарить.

 

***

Здравствуй, здравствуй, Садовая улица,

Изумруд вековых тополей.

Дом родной, что стыдливо сутулится

Под покатою крышей своей.

Всё здесь с детства знакомо до камушка,

Пахнет мёдом нескошенный луг,

Под застрехой сарая, на краешке,

Лепят ласточки к гнёздышку круг.

Всё как было. Уклад не меняется,

И село не живёт без труда.

Отчего в этот час вспоминаются

Моей юности давней года?

Здесь когда-то девчонку несмелую

Ты меня проводил до ворот.

Этот запах черемухи белой

Мне покоя опять не даёт…

 

 

 


Алексахин Павел Васильевич (1919 – 2008г.)

Член Самарской организации Союза профессиональных литераторов РФ, Почётный гражданин Похвистневского района.

Митрофорный протоиерей Павел Алексахин 52 года прослужил в сане православного священника, 46 из них – в Михайло-Архангельском храме села Красные Ключи Похвистневского района Самарской губернии.

Родился он 11 декабря 1919 года в Оренбургской области. Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Получив педагогическое образование, 12 лет проработал школьным учителем, был директором образовательного учреждения. По совету старца поступил в Саратовскую Духовную семинарию. В 1956 году принял сан священника и с этого времени всего себя отдал служению Богу, Церкви и людям. Он награжден орденами преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского. П.В.Алексахин написал и издал 16 книг – житий старцев-подвижников христианского благочестия. Среди них: «Склоните головы пред ним», «Советы святых отцов», «Житие старца Василия», «Наследник преподобного Серафима Саровского и его последователи и послушники» и другие. Он был также составителем книги «Неиссякаемые Красные Ключи». Павел Васильевич являлся членом Самарской организации Союза профессиональных литераторов России». В 1999 году ему присвоено звание «Почетный гражданин Похвистневского района».   

 


с. Староганькино, Молянов Михаил Дмитриевич

(07.09.1977 г.р.)

Михаил родился в крестьянской семье. Отец – работал трактористом в колхозе, мать – техничкой в школе. Закончил Староганькинскую общеобразовательную среднюю школу, получив профессию тракториста-машиниста 3 класса. После окончания школы поступил в Безенчукский совхоз-техникум. В 2000 году блестяще закончил с отличием, получив диплом агронома-полевода. Работать начал в качестве разнорабочего. После окончания техникума поступил на работу в НИИСХ им. Тулайкова в Безенчуке в качестве агронома.

         Состоит в законном браке с Еленой Александровной с 2000 года. Сейчас имеют детей: Анна (15 лет) и Ксения (11 лет). После заключения брака переехали жить в родное село Михаила Дмитриевича — с. Староганькино. Михаил Дмитриевич приступил работать в колхозе в качестве бригадира.

В 2003 году в селе было образовано ООО «Агростар», где генеральным директором учредителями единогласно выбран Михаил Дмитриевич Молянов. О его профессионализме говорит факт, что в первый же год хозяйство по результатам работы было признано эффективным и вышло в тройку лучших с/х предприятий района. В течение последующих лет результаты деятельности становятся лучше и лучше.

С 2005 года Михаил Дмитриевич выбран депутатом собрания представителей поселения Староганькино, а с 2010 года депутатом собрания представителей Похвистневского района. Михаил Дмитриевич награжден почетными грамотами главы района, дипломами министерств сельского хозяйства и молодежной политики, благодарственным письмом за самоотверженный труд во благо Земли Самарской Самарской Губернской думой как депутат и руководитель. В 2004 году стал лауреатом и абсолютным победителем областного литературного конкурса «Поэтический ринг – 2004». Благодарственным письмом Собрания Представителей района, за работу депутата. Благодарственным письмом Губернатора Самарской области в 2016 году. Обладая прекрасными качествами руководителя Михаил Дмитриевич собрал в хозяйстве коллектив профессионалов сельскохозяйственного производства.

В коллективе и в поселении справедливо пользуется большим авторитетом. Всегда честен, порядочен, вежлив, трудолюбив и улыбчив, он является желанным собеседником и товарищем в любых начинаниях в общественной работе. Являясь сторонником партии «Единая Россия» он многое сделал для сплочения людей, веры в правительство, проведения спортивных мероприятий и сокращения безработицы на селе, призывая жителей поселения к порядку и достойному образу жизни. Именно благодаря таким энергичным и порядочным руководителям, как Михаил Дмитриевич, профессионалам с/х производства, появляется убеждение, что нашей стране не страшны никакие кризисы.В настоящее время занимает должность заместителя директора ООО «Агростар».

Михаил родился в семье потомственных охотников и с детства принимал участие в жизни общества охотников и рыболовов с. Староганькино.  С 1995 года он состоит в Похвистневском ПООиР. Официально и ежегодно продлевает охотничий билет, являясь законопослушным гражданином и образцовым охотником. Участвует и является инициатором и руководителем общественных работ по биотехническим мероприятиям, подкормке и воспроизводству дичи, сооружении мостов, переправ и дорог  в охотучастках. Как правило безвозмездно вывозит за свой счет соль  и отходы зернового производства благодаря такой работе, организованной в рамках ООО «Агростар», которым руководит Михаил, в последние годы наблюдается прирост поголовья дичи и прекратилась смертность молодняка копытных в зимнее время от бескормицы и других неблагоприятных факторов. Михаил принимает участие в охране угодий и выявлении нарушений помогая егерям задержать браконьеров к с запрещенными орудиями лова — сетями и электроудочками. Неоценимую помощь оказывает в организации спортивных массовых мероприятий и коллективному выезду охотобщества на спортивную охоту. Спорт и здоровый образ жизни – его кредо и он является достойным примером для подрастающего поколения охотников и рыболовов.

         Его стихи и рассказы, и компанейское доброжелательное поведение сплачивает вокруг него коллектив таких же, как он – любящих природу, альтруистов. К сожалению, в обществе таких как Михаил мало. Со своей стороны могу утверждать, что я всегда горжусь им и ставлю всем в пример.

Глава поселения Староганькино,

Председатель Староганькинского общества                                                            Л.А. Максимов

охотников и рыболовов, егерь

(272)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *